ПАРЫГИН Б.Д.

 

 

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА (вопросы истории, методологии и теории)

 

Социальная психология является сравнительно молодой, но очень перспективной отраслью знания, интенсивно развивающейся под влиянием запросов социальной практики и многообразных потребностей самой науки. Одним из корней, питающих социальную психологию как отрасль науки, является закономерный и все возрастающий интерес человечества к самому человеку, его внутреннему миру и поведению. Объясняется это как сознанием того, что человек есть главная социальная ценность, а его развитие — важнейший показатель социального прогресса, так и ростом творческой активности личности, особенно теми широкими горизонтами для проявления ее таланта, интересов, увлечений, воли, разума и энергии, которые открываются социализмом и коммунизмом.

Ни сам человек, ни его будущее не может быть понято без учета и анализа всей системы социальных, в том числе и социально-психологических отношений между людьми. Общественная психология как определенная направленность психических свойств, процессов и состояний, характеризующих как отдельную личность, так и различные социальные группы и возникающих в известной мере стихийно, под  влиянием всех социальных отношений, в свою очередь, оказывает обратное воздействие на всю совокупность экономических, правовых, политических и идеологических факторов социальной жизни. Уже этим определяется значимость социально-психологических исследований.

По мере возрастания активности масс в историческом процессе все большее значение приобретает задача изучения тех механизмов, которые определяют отражение в сознании людей, как в идеологии, так и в психологии всей системы общественных отношений. Знание законов социально-психологического отражения действительности и способов психологического взаимовлияния людей друг на друга откроет перед обществом новые возможности научно обоснованного влияния на поведение человека, совершенствования его образа жизни, повышения эффективности его деятельности во всех сферах социальных отношений. Особенно широки возможности применения социальной психологии в практике формирования нового человека.

Отсюда понятна та активизация усилий в области социальной психологии, которая наблюдается в марксистской литературе за последние несколько лет. В работах философов ставится вопрос о месте психического в структуре общественного сознания (В.Н. Алексеев, А.В. Баранов, Г. М. Гак, А.И. Горячева, В. В. Журавлев, В.Ж. Келле, М. Я. Ковальзон, В.П. Тугаринов, А.К. Уледов, В.А. Ядов и др.). Обсуждается вопрос о предмете социальной психологии  и ее месте в ряду других наук (Б. Г. Ананьев, А. Г. Ковалев, В.Н. Колбановский, Е. С. Кузьмин, Н. С. Мансуров, В. Н. Мясищев, Б. Ф. Поршнев, В. П. Рожин, Д.М. Угринович, Д. И. Чесноков, П. М. Якобсон и др.). В ряде работ дается критический анализ зарубежной социальной психологии (А. Н. Леонтьев, М.Ш. Бахитов, Ю.А. Замошкин, И. С. Кон, Н. С. Мансуров, Н. В. Новиков, Г. В. Осипов, И. П. Попова, С. И. Черкасов, Я. Яноушек, М.Г. Ярошевский и др.). Ведутся эмпирические и экспериментальные исследования (А.А. Бодалев, Ф. Д. Горбов, Е. С. Кузьмин, Н. С. Мансуров, О. И. Зотова, К. К. Платонов, Г. Хибш и М. Форверг (ГДР), А. Юровский (ЧССР) и др.).

Вместе с тем, несмотря на большой интерес научной общественности к проблемам социальной психологии, положение самой этой науки в ложившейся системе знаний до сих" пор остается предметом дискуссий.

С одной стороны, и сейчас интерес к социальной психологии нередко расценивается отдельными авторами как дань зарубежной моде, уступка буржуазной идеологии. Подвергается сомнению сама возможность построения социальной психологии на марксистской основе.

С другой стороны, и среди тех, кто активно участвует в разработке вопросов социальной психологии, пока нет достаточной договоренности в понимании ее предмета, системы, места в ряду других наук и путей её развития.

Не меняет положения дел и многочисленная монографическая литература, посвященная проблемам социальной психологии и широко представленная за рубежом. В исследованиях зарубежных авторов - немарксистов, как правило, дается односторонняя и тенденциозная характеристика социальной психологии как науки — её истории, задач, соотношения идеологических, методологических, теоретических и прикладных функций — игнорируется материалистическая традиция в развитии данной науки, культивируется мысль о недооценке и даже отрицании роли психологического фактора в истории марксизмом, философским и методологическим вопросам социальной психологии противопоставляются вопросы методики, процедуры и техники исследования и т. д.

В немногочисленных же пока исследованиях психологов и социологов — марксистов, посвященных характеристике социальной психологии как науки в целом, основное внимание сосредоточено на критическом обзоре работ зарубежных авторов и обобщении собственного опыта эмпирических и экспериментальных исследований '.

Между тем, потребности дальнейшего развития социальной психологии делают крайне необходимой развернутую характеристику узловых и принципиальных вопросов истории, методологии и теории социальной психологии как науки, в которой бы в равной мере был обобщен опыт развития как марксистской, так и немарксистской социальной психологии, очерчены — предмет и основные теоретические проблемы социальной психологии, её система (принципы, законы, категории) и место в ряду других наук о человеке.

Все сказанное выше и определило выбор, в качестве объекта настоящего исследования, социальной психологии как науки в целом.

Диссертация состоит из введения, трех разделов, включающих девять глав и заключения.

Раздел первый:

 

ВОПРОСЫ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

 

В первом разделе рассматриваются узловые вопросы истории социальной психологии: идейно-теоретические и эмпирические предпосылки, а также теоретические истоки и конкретные условия возникновения данной науки, основные черты и особенности как немарксистской, так и марксистской социальной психологии применительно к различным конкретно-историческим условиям их развития.

Глава I. Возникновение социальной психологии

Вопрос о природе социальной психологии, об условиях и путях её возникновения и о её функциях является предметом самых различных толкований как у нас, так и за рубежом. Прежде всего широк диапазон датировки хронологических рамок, фиксирующих появление данной науки. За этим стоит различие в понимании исследователями истоков, предпосылок, предмета и места социальной психологии в системе наук. Одни считают социальную психологию отраслью социологии, другие — ветвью общей психологии. Одни выводят социальную психологию из потребностей научного знания, другие — из задач идеологической и политической борьбы,-

Потребность буржуазии в новых средствах идеологической борьбы с марксизмом и заинтересованность в оправдании капиталистического строя несомненно наложила отпечаток на формирование немарксистской социальной психологии. Однако последняя не может быть целиком выведена лишь из идеологических и политических задач господствующего класса. Если же не сводить социальную психологию к совокупности идеологических приемов и апологетических концепций, если учитывать, далее, что возникновение социальной психологии связано с потребностями научного знания и интересами не только реакционных, но и прогрессивных сил, тогда вопрос о возникновении этой науки следует решать считаясь с законами развития научного знания. А это означает выяснение эмпирических и идейных истоков науки.

Задолго до того как сложилась социальная психология в качестве самостоятельной науки люди уже имели некоторый стихийно сложившийся опыт использования её законов для достижения определенных практических результатов. Таковы по своему назначению известные ещё из истории первобытных племен ритуальные обряды и церемонии, бывшие средством психологической подготовки к различного рода коллективным действиям (охоте, культовым, праздничным и военным акциям). К числу стихийно сложившихся и древнейших обычаев относится и система нравственных запретов — «табу», призванная регулировать половые связи между членами первобытной общины. Более осознано эмпирически найденные механизмы общественной психологии использовались в практике ораторского искусства в Древней Греции и Риме. Ряд прикладных, утилитарных функций с давних времен выполняло искусство (использование песни для соблюдения единого ритма в работе). Особенно тщательно и целеустремленно на протяжении ряда столетий систему эмоционально насыщенных обрядов и культовых действий формировала церковь, использовавшая для этого народные обычаи.

Однако самыми глубокими и прочными корнями уже с древнейших времен социальная психология уходит в область философии. Истоки многих идей, получивших развитие в буржуазной социальной психологии XIX и XX в. можно обнаружить ещё в воззрениях мыслителей древности (Платон, Аристотель, Сократ, Эпикур). Ряд вопросов общественной психологии (о направленности и стадиальности изменения общественной психологии, о месте и роли психического фактора в жизни общества) был поставлен в работах ранних буржуазных мыслителей (Дж. Вико, К. А. Гельвеции и др.). Антропологический принцип разрабатывался в философии Л. Фейербаха, который особенно подчеркивал значение эмоционального фактора в процессе общения людей. Психологизация социальных явлений имеет место в философско-исторической концепции Гегеля, который, в частности, характеризовал психический склад и духовное состояние народа как фактор определяющий и наполняющий собой все многообразие социальных отношений и институтов.

Ряд высказываний о различных явлениях общественной психологии (социальное настроение, общественное мнение, дух времени, нравы, традиции и т. д.) содержатся в трудах русских философов, революционных демократов (В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев) и социологов (Н.К. Михайловский, П.Л. Лавров, М. Ковалевский и др.)

Глубокими корнями социальная психология уходит и в область художественной литературы (О. Бальзак, Д. Достоевский, Л. Толстой и др.), давшей непревзойденные по своей тонкости портреты многообразных социально-психологических типов и отобразившей социально-психологическую атмосферу своего времени.

Одним из наиболее значительных факторов, который обратил внимание социологов, историков и философов на роль народных масс в жизни общества, а также психологию классов и тем способствовал возникновению научной социальной психологии, было материалистическое объяснение истории, данное основоположниками марксизма.

Развитию социальной психологии способствовали успехи и потребности многих отраслей научного знания (языкознания, антропологии, этнографии, археологии, общей психологии, психиатрии, истории и юриспруденции). Значительным фактором возникновения и дальнейшего развития социальной психологии были потребности и эволюция буржуазной содиологии, которая начиная примерно с 90 годов XIX века, ознаменовалась интенсивным процессом психологизации. Последний имеет свой" "социальные и гносеологические корни. В социальном плане — это была реакция на рост революционного движения масс и влияния марксизма, в гносеологическом — попытка выйти из теоретического кризиса, характерного для предшествующего этапа развития буржуазной социальной мысли и состоявшего в кризисе попыток свести социальное к биологическому или к явлениям индивидуальной психологии. Не случайно, поэтому родоначальники буржуазной психосоциологии (Г. Тард, Г. Лебон, С. Сигеле, Н.К. Михайловский) в противовес традициям субъективно-идеалистической философии обращаются к психологии массового движения.

Таким образом, в процессе оформления социальной психологии как науки  можно  выделить  несколько моментов.

Во-первых,  косвенные предпосылки,  которые характеризуют эмпирический опыт и философские идеи, уходящие в далекое прошлое. Во-вторых, непосредственные идейные источники и социальные предпосылки с которыми связано начало оформления социальной психологии в качестве отрасли знания в лоне сложившихся уже общественных наук. Этот процесс начинается с середины ХIX века и характеризуется появлением социально психологического направления в языкознании, истории, этнографии, и социологии. И, наконец, третий момент в процессе становления социальной психологии — это её оформление в статус самостоятельной науки, которое происходит, начиная с 30-40 годов XX века по настоящее время и характеризуется постепенным отпочкованием социальной психологии от философии, психологии, социологии и других наук в лоне которых она некогда возникла и развивалась.

Глава II.  Основные черты немарксистской социальной психологии.

В главе характеризуются как общие, так и специфические для тех или иных конкретно-исторических условий черты, позволяющие говорить о различии марксистской и немарксистской социальной психологии.

Немарксистская социальная психология как и любая другая наука в целом не сводится к идеологическим функциям, но характеризуется ценными фактическими данными, постановкой реальных проблем, формулировкой заслуживающих внимания, хотя нередко и очень спорных гипотез, системой во многом эффективных приемов и методов эмпирического исследования.

Вместе с тем нельзя не видеть связи зарубежной социальной психологии с идеологией и всей социальной практикой современного капитализма, накладывающей отпечаток как на структуру, так и на функции немарксистской социальной психологии, особенно на её философские, методологические основы. В соответствии с этим можно говорить о двух основных чертах буржуазной социальной психологии: во-первых, о её апологетической функции средства защиты сохранения и оправдания капитализма и, во-вторых, её иррационалистической и пессимистической теоретической направленности. В главе подробно, на конкретном материале раскрываются обе названные черты общие для всей немарксистской социальной психологии.

В развитии немарксистской социальной психологии различаются два больших периода — со второй половины XIX по первую четверть XX века и с 30—40 годов XX века по настоящее время

Характерные черты буржуазной социальной психологии первого периода: социальная психология не успела ещё отпочковаться от тех отраслей научного знания; в лоне которых она возникла и развивалась; наблюдается четкая интеграция социально-психологической мысли вокруг двух основных направлений — социологического и индивидуально-психологического; для первого характерно представление об определяющей роли социальных факторов в формировании психики индивида, для второго попытка поставить в центр внимания индивида и его психикой объяснить все социальные явления. Социологическое направление было представлено главным образом в работах французских психологов и социологов (Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, Т. Рибо, Блондель, Хальбвакс, Ж.. Пиаже и др.). Индивидуально-психологическое направление было представлено двумя течениями — органическим (Ч. Дарвин, Г. Спенсер) и глубинно-психологическим (У. Джемс, Мак-Дауголл, Г. Тард, 3. Фрейд, Н.К. Михайловский).

В главе подробно рассматриваются основные черты, особенности и эволюция каждого течения. Важной чертой социальной психологии рассматриваемого периода является монистическая тенденция, выражавшаяся в стремлении исследователей "найти какой-то один феномен, могущий объяснить все явления социальной психологии. В числе других особенностей социальной психологии конца XIX — начала XX века следует назвать и её концептуализм, выражавшийся в увлечении построением общих теоретических систем  претендующих на объяснение всех социальных явлений. Начиная с 30—40 годов XX века социальная психология все более оформляется как самостоятельная наука. Её характерными чертами в этот период являются: прагматизм, интенсивное развитие исследований носящих эмпирический характер и подчиненных узким задачам прикладного назначения. Начало широкому практическому применению социальной психологии в американской промышленности было положено экспериментами Э. Мэйо и его группы, которые проводились на предприятиях компании «Вестерн Электрик» в Хоторно в 1927-1932 годах. Толчок экспериментам был дан обстановкой напряженности между рабочими и администрацией этой компании. В дальнейшем на этой основе возникла целая система психологической обработки рабочего класса известная как практика «человеческих отношений». Социальная психология ныне широко применяется в капиталистических странах не только в сфере производства, но и торговли, политической и идеологической деятельности. Она используется правящим классом для упрочения капиталистической системы — усиления эксплуатации рабочего класса, повышения производительности его труда и увеличения прибыли монополий, для искусственной стимуляции спроса населения на ту или иную продукцию, для пропаганды превосходства «американского образа жизни» и т. д.

Было бы однако неверно считать всех западных социальных психологов предвзятыми апологетами империализма. Среди них есть и такие, которые выступают с критикой внутри- и внешнеполитического курса своего правительства (Э. Фромм, Д. Рисмэн, У. Уайт и др.). Однако в целом для многих зарубежных социальных психологов характерна утопическая идея о возможности серьезного улучшения социальных отношений современного капиталистического общества без радикального изменения самой этой системы.

Развитие в буржуазной социальной психологии прикладной функции сопровождалось постепенной утратой её представителями прежнего интереса к общей теории. Этому способствовало  как  негативистское  отношение  к  предшествующим  увлечениям  умозрительными  построениями  в  социальной психологии, так и кризис  буржуазной социально-психологической  мысли.  Критическому пересмотру были  подвергнуты идеи школы 3. Фрейда и классического бихевиоризма. "Если характерной чертой социальной психологии XIX века было исследование психологии общества в целом или по крайней  мере  больших  социальных  групп (психологии народов и масс), то 20—30 годов ХХ века на первый  план постепенно выдвинулись проблемы психологии малых групп. В трудах  американских социальных психологов:  Э.  Богардуса, Дж.Л. Морено,  Шерифов,  К.  Янга,  Г.  Хоумэнса,  Г. Олгюдта и французского социолога Гудвича — малая социальная группа  оказывается  исходным и центральным  образованием как социально-психологической, так и всей социальной структуры общества в целом.

Ограничение предмета социальной психологии малыми группами создало почву для распространения в данной науке чисто эмпирического подхода, что даже сами американские социологи, причем наиболее крупные (П. Сорокин, Т. Парсонс, Р. Мертон, Знанецкий и др.) расценивают как серьезный симптом методологического кризиса.

Но не все представители современной немарксистской социальной психологии считают узкий эмпиризм уделом своей науки. Многие из них ищут новые более совершенные теоретические решения. В результате возникают эклектичные по своему существу течения и концепции (необихевиоризм, неофрейдизм и др.) В ряде новейших теорий (теория поля, социального взаимодействия, теория ролей и т. д.) оказывается стремление зарубежных социальных психологов привести свои концепции в соответствие с материалистическим принципом социальной обусловленности психики человека.

Глава III. Возникновение и развитие марксистской социальной психологии.

В главе рассматриваются основные черты марксистской социальной психологии в отличие от немарксистской — её материалистический характер и оптимистическая направленность, глубокая насыщенность и революционность и др.

В диссертации показана несостоятельность попыток буржуазных авторов как в прошлом (П. Барт), так и сейчас (Э. Фромм) представить марксизм в качестве одностороннего учения, признающего лишь роль экономического фактора в жизни общества и недооценивающего значение психического фактора в социальной жизни.

Научное понимание явлений социальной психологии впервые было дано основоположниками марксизма до того как успела сложиться немарксистская социальная психология. Уже в работах К. Маркса и Ф. Энгельса, написанных до 1848 года — в подготовительных работах к «Святому семейству» в «Немецкой идеологии», в «Положении рабочего класса в Англии», в «Манифесте Коммунистической партии» и др. был дан анализ многообразных социально-психологических явлений — настроений и потребностей, интересов и традиций различных социальных групп, слоев и классов буржуазного общества, то есть тем самым была заложена философская, методологическая основа материалистической социальной психологии как науки.

В работах основоположников марксизма глубоко раскрыта социальная обусловленность общественной психологии, её многообразные формы (психология классов, психология народов и масс, дух времени и т. д.), особенности изменения психологической атмосферы общества в различных конкретно-исторических условиях, влияние психического фактора на социальные отношения и т. д.

Г.В. Плеханов был несомненно прав, когда говорил в этой связи о том, что «для Маркса проблема истории в известном смысле была также  <<психологической проблемой»?

 Вопросы материалистической социальной психологии ставились и разрабатывались в трудах последователей К. Маркса и Ф. Энгельса. Итальянский марксист Антонио Лабриола одним из первых выступил за разработку материалистической социальной психологии. В своих работах он последовательно проводит мысль об активной роли народных масс в историческом процессе и о необходимости изучения их психологии.

На необходимость изучать психологию народных масс, их жизненный опыт, настроения и взгляды указывал и основатель Итальянской коммунистической партии А. Грамши. Вопросы общественной психологии рассматривались также в работах П. Лафарга, Ф. Меринга, А. Бебеля и др. Их выступления по вопросам социальной психологии заслуживают пристального внимания и всестороннего изучения.

Особая заслуга постановки и творческой разработки ряда важнейших проблем марксистской социальной психологии принадлежит Г. В. Плеханову. В его работах дается аргументированная критика буржуазной субъективной социологии, попыток вульгарно-экономического опошления марксизма, подчеркивается необходимость изучения общественной психологии.

Г.В. Плеханов говорил не только о необходимости изучать общественную психологию, но и о том, насколько это интересная и перспективная в научном отношении задача. «...Дело всякого исторического исследования, — писал он,— приходится начинать с изучения состояния производительных сил и экономических отношений данной страны. Но на этом, разумеется, исследование не должно останавливаться: оно должно показать, как сухой остов экономии покрывается живой плотью социально-политических форм, а затем, — и это самая интересная, самая увлекательная сторона задачи,— человеческих идей, чувств, стремлений и идеалов». О том насколько сильно сам Г. В. Плеханов был заинтересован в изучении социальной психологии, какое большое значение он придавал её разработке свидетельствует и его письмо к А. М. Горькому от 21 декабря 1911 г. В этом письме Г.В.Плеханов анализирует горьковского «Кожемякина», в котором мастерски отображен процесс брожения в «темном царстве» России и подчеркивает глубину и значение социально-психологической характеристики героя этого произведения. «Позвольте мне, — пишет Г.В. Плеханов, — в свою очередь послать Вам начало моей статьи о Герцене. Конец появится в декабрьской книжке «Современного Мира». Вы увидите из неё, что меня очень интересуют вопросы социальной психологии» .

Г.В. Плеханову принадлежит неоспоримая заслуга творческой постановки и разработки целого ряда проблем социальной психологии, связанных с определением места и роли психического фактора в социальной жизни и историческом процессе, с характеристикой специфических законов социальной психологии (подражания, ассоциации идей и чувств, антитезы и др.).

Большое значение социально-психологическому фактору в истории, особенно массовому политическому настроению, придавал В.И. Ленин. Во многих его работах, особенно в «Что делать», «Лев Толстой, как зеркало русской революции», «По поводу двух писем», «О Вехах», «Революционный подъем», «Крах II Интернационала», «Удержат ли большевики государственную власть», «Письмо к товарищам», «Очередные задачи Советской власти», «Великий почин» и других, дан всесторонний анализ психологии самых различных социальных групп и классов общества: пролетариата и буржуазии, мелкой буржуазии города и деревни, армии, чиновничества, земства, студенчества, интеллигенции, различных политических групп и партий, содержатся ценные указания о роли интереса, опыта и настроений людей в их социальном поведении и борьбе классов, о динамике и формировании политического настроения различных слоев общества.

Но в центре внимания В.И. Ленина постоянно находились нужды, потребности, интересы и настроения трудящихся: рабочего класса и крестьянства. В. И. Ленин прослеживает приливы и отливы революционного настроения масс в период первой русской революции и после её поражения. Он внимательно наблюдает за развитием революционных настроений в Европе и в России, вызванных войной и революционной ситуацией.

Революционное настроение масс является предметом особенно глубокого и тщательного анализа в трудах В. И. Ленина, содержащих в себе характеристику природы, структуры, динамики и путей формирования политического настроения масс.

В диссертации характеризуется развитие социальной психологии в СССР, начиная с 20—30 годов и по настоящее время. Вопросы социальной психологии в период 20—30 годов ставились в работах большой группы ученых и публицистов.

Самым многочисленным среди них был отряд психологов В.М. Бехтерев, М.В. Ланге, Г.И. Челпанов, К.Н. Корнилов, В.А. Артемов, П.П. Блонский, А.С. Залужный, Е.А. Аркин, Л.С. Выготский. А.Р. Лурия, Н.А. Рыбников, С.С. Моложавый, В.А. Невский, М.Я. Басов, Б.М. Боровский, Б.В. Беляев, Г.А. Фортунатов, 3.И. Чучмарев, Л. Вызов, А.И. Колодная и др.

Целый ряд проблем социальной психологии был поставлен и представителями других отраслей научного знания — психиатрами (В. А. Гиляровский, Е. И. Дубников, Н. П. Бруханский), философами (Ю. В. Франкфурт, Б. Э. Быховский, Б. Д. Фридман и др.), психофизиологом А.Б. Залкиндом, зоопсихологом В.А. Вагнером, правоведом М.А. Рейснером и др. Заслуживают внимания и выступления в тот период целой группы писателей и публицистов — Л.Н. Войтоловского, Н.А. Рубакина, А. Воронского, И. Григорьева, Шпильрейн, В. Кузьмичева, А. Топорова и др.

Советская социальная психология периода 20—30 годов занимала по существу одно из ведущих мест в мировой психологической науке. Тематика исследований, которые велись тогда, не ограничивалась постановкой и освещением вопросов исторической, этнической и массовой психологии. Наряду с общетеоретическим имел место и конкретно-исторический подход, опирающийся на серьезный анализ богатого фактического материала. Таковы исследования по истории поведения (Л.С. Выготский, А.Р. Лурия), по" развитию памяти (А. Н. Леонтьев). В работах советских социальных психологов доминирующим был дифференцированный подход к изучению массовой психологии. Он выразился в интересе к психологии классов и других социальных групп (производственных, учебных, возрастных и т. д.). Несомненный интерес в этой связи представляют исследования по психологии профессиональной ориентации и психологии коллективного труда (Бехтерев, Рыбников, Моложавый, Шимкевич, Басов, Жига, Лебедев, Рафаил, Колодная, Белокопытова, Кауфман и др.). Особенно интенсивно велись исследования по психологии  детскогo коллектива (Моложавый, Басов, Аркин, Модестов, Фортунатов, Черкасова, Беляев, Выготский, Залужный, Нечаев, Рубинштейн, Белокопытова, Рыбников, Блонский, Ансон и др.).

Разрабатывались и многие другие вопросы социальной психологии, связанные с изучением психологии производства и быта, пропаганды, общественного мнения, искусства и т. д.

Развитие социальной психологии в период 20—30 годов не было процессом простого накопления информации, но с самого начала сопровождалось напряженной борьбой различных течений и школ. На первых порах борьба шла между сторонниками идеалистической (Г.И. Челпанов) и материалистической (В.М. Бехтерев и К. Н. Корнилов) социальной психологии. Однако материализм В.М. Бехтерева был механистическим. Вскоре стала очевидной необходимость обратиться к разработке социальной психологии на основе марксизма. Но от понимания значения марксизма до построения социальной психологии на его основе была большая дистанция.

Попытки примирить отдельные  положения марксизма либо с синтезом поведенческой и интроспективной психологии (К.Н. Корнилов), либо с элементами фрейдизма (М.А. Рейснер, А.Б. Залкинд и др.) не имели успеха. А методологические трудности, возникшие в связи с этим, способствовали возникновению среди определенной части ученых убеждения в том, что социальная психология вообще несовместима с марксизмом. Этим отчасти объясняется и свертывание социально-психологических исследований в последующий период.

Начиная примерно с 50—60 гг. начинается новый этап в развитии социальной психологии в СССР, который характеризуется преодолением отрицательного отношения к социальной, психологии как объекту изучения и как к науке, возрождением ценных материалистических традиций в области социальной психологии, заложенных в трудах основоположников марксизма и в исследованиях по социальной психологии периода 20—30 годов, постановкой и разработкой актуальных методологических и теоретических проблем социальной психологии на основе марксизма-ленинизма. В диссертации дается конкретная характеристика современного состояния социальной психологии в СССР.

 

Раздел второй:

НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНОЙ  ПСИХОЛОГИИ

 

Глава I. Предмет социальной психологии и ее место в системе наук.

 

В главе подчеркивается необходимость и значение определения предмета социальной психологии как науки, дается подробный обзор различных точек зрения на предмет социальной психологии, имеющих место в советской философской, психологической и социологической литературе и сформулирована точка зрения самого диссертанта по рассматриваемому вопросу.

В характеристике предмета социальной, психологии очевидны две, противостоящие друг другу тенденции. Одна состоит в попытке ограничить предмет социальной психологии изучением психического состояния и социального поведения личности в коллективе. Другая — в попытке сведения социальной психологии к массовидным явлениям общественного сознания.

 В первом случае речь идет главным образом о социальных  типах личности (Е.С. Кузьмин), об особенностях поведения индивида в социальной среде (Н. С. Мансуров, К. К. Платонов и др.), во втором случае рассматриваются главным образом различные формы собственно группового, коллективного и массового поведения психического состояния людей (В.Н. Колбановский,  А.К. Уледов,  Д М. Угринович и др.).

Каждый из названных выше подходов правомерен в той мере, в какой любое из перечисленных явлений (психология личности или психология коллектива) оказывается в орбите социально-психологического исследования. Однако предмет социальной психологии не может быть сведен ни к одному из этих явлений.

В целом предметом социальной психологии являются, на наш взгляд, как особенности групповой, коллективной и массовой психологии, проявляющиеся в совокупной деятельности людей, их совместном поведении, переживаниях и способах психологического общения друг с другом, так и особенности поведения  психического состояния индивида в группе, коллективе и массе.

Наряду с предметом следует различать и область социально-психологического исследования, под которой мы имеем в виду всю социальную структуру общества, всю совокупность сфер социальной жизни (быт, производство, политическая и духовная жизнь), и социальных отношений (экономических, правовых, политических и идеологических).

В главе наряду с определением предмета социальной психологии характеризуется и ее место в системе наук о человеке, ее соотношение с философией, социологией, общей психологией, историей и другими науками. Диссертант считает, что социальная психология может рассматриваться как, один из разделов во всей разветвленной системе наук о человеке.

Вместе с тем, это не лишает ее прав выступать в качестве самостоятельной науки, имеющей свой специфический предмет, отличный от предмета всех других общественных наук, поскольку человек является носителем одновременно как биологических, так и социальных отношений и не может быть исчерпан ни общепсихологическим, ни чисто социологическим аспектом.

Если социология исследует прежде всего взаимосвязь и изменение всей системы социальных отношений, то социальная психология берет только один из аспектов этой системы— а именно — психологический. Однако в отличие от общей психологии социальна психология рассматривает, общечеловеческие, родовые свойства индивида, а видовые, как общесоциальные, так и конкретно-исторические особенности индивидуальной и групповой психологии людей.

Следует однако учитывать, что пока социальная психология еще не успела вполне отпочковаться от философии, социологии и общей психологии, в лоне которых она сейчас и развивается. Отсюда возможность и неизбежность многообразных и нередко существенно отличных друг от друга представлений о целях, задачах, направлениях и путях социально-психологического исследования, за которыми стоит специфика профессиональной ориентации исследователя. Все это тем не менее не должно мешать объединению усилий ученых, работающих в области социальной психологии, и скорейшему оформлению последней в статус самостоятельной науки.

 

Глава II. Система социальной психологии.

 

В главе характеризуется система социальной психологии как науки, представляющая собой совокупность фактов, принципов, категорий, законов и методов исследования, специфичных для данной науки.

Определяя задачи и функции социальной психологии, диссертант подчеркивает единство теоретической, методологической, прагматической и идеологической функций марксистской социальной психологии и возражает тем авторам, которые либо противопоставляют методологические функции социальной психологии задачам эмпирического исследования, либо пытаются ограничить социально-психологические исследования уровнем эмпирических изысканий.

В диссертации подчеркивается значение философских основ методологии для успешного развития материалистической социальной психологии. Вместе с тем отмечается и важность прикладных функций социальной психологии и тех актуальных проблем, которые встают перед социальной психологией в связи с конкретными задачами социалистического строительства.

Характеризуя принципы социальной психологии, диссертант отмечает их тесную связь с принципами философии. Так, антропологический принцип в философии может рассматриваться вместе с тем и как важнейший принцип социальной психологии. Помимо общенаучных принципов (принцип социальной обусловленности, принцип партийности и др.), социальная психология характеризуется и некоторыми своими специфическими принципами. Таковы принципы отражения, социальной значимости психического и принцип общения.

 Неотъемлемым элементом методологии социальной психологии наряду с принципами являются и ее категории, т. е. основные понятия данной науки, отражающие наиболее общие и существенные свойства общественной психологии как объекта изучения.

В главе рассматриваются основные категории социальной психологии, которые разбиты на две большие группы. К первой относятся категории, связанные с характеристикой личности, ко второй — с характеристикой явлений коллективной психологии.

В свою очередь, категории, образующиеся вокруг проблемы личности в социальной психологии, подразделяются на три группы:

  Это, во-первых, те категории, которые отражают психическую структуру личности.  К ним относятся: индивидуальность,  самосознание,  норма, ценность,  значение,  установка, настроение, мотив, символ и т. д.

 Во-вторых, эго категории, характеризующие место человека в обществе: личность как продукт общественных отношений, личность как субъект общественных отношений, позиция, статус, роль, функция, авторитет, престиж и т. д.

 В третьих, это категории, отражающие процесс изменения, формирования и развития личности — социализация, адаптация, нивелировка, общение, обособление, ориентация, конформизм, отчуждение и т. д.

Ряд категорий социальной психологии соответствует явлениям групповой, коллективной и массовой психологии и характеризует главным образом различные .элементы и способы общения: антагонизм, конкуренция, солидарность, заражение, подражание, мода, сообщение, внушение, поощрение, наказание, подчинение, воодушевление, идентификация, соревнование, содружество и т. д.

В системе социальной психологии правомерны и категории, отражающие особенности социально-психологических явлений, складывающихся в той или иной сфере общественных отношений (психология быта, индустриальная психология, психология торговли, психология политики, психология искусства, психология религии, психология права и т. д.).

Наряду с принципами и категориями важное место в структуре методологии социальной психологии занимают законы. Они выполняют функцию общего метода подхода к изучению явлений общественной психологии, а вместе с тем и функцию теоретической модели тех или иных механизмов общественной психологии.

В диссертации подробно рассматривается трактовка законов в немарксистской социальной психологии и характеризуется марксистский подход к определению законов и закономерностей общественной психологии.

 

Раздел третий:

ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

 

Это один из наиболее важных разделов диссертации, в котором рассматриваются узловые вопросы социально-психологической теории, в частности определяется место психического в структуре общественного сознания, предпринята попытка поставить и наметить решение основных вопросов, связанных с проблемой личности в социальной психологии, характеризуются общие и специфические черты групповой психологии и, наконец, показано место и роль психического фактора в системе общественных отношений (в быту, производстве и политической деятельности общества).

 

Глава I. Место психического в структуре общественного сознания

 

Один из важнейших вопросов социально-психологической теории состоит в определении места психического в структуре общественного сознания. Это предполагает соотнесение общественной психологии с идеологией и наукой, определение места общественной психологии во всей совокупности форм общественного сознания и, наконец, в структуре познания человеком окружающего мира.

Диссертант полемизирует с мнением тех философов, которые не считают общественную психологию самостоятельным видом общественного сознания, а рассматривают ее лишь как характеристику одного из уровней социального познания, который не существует отдельно от идеологии. В главе подчеркивается, что общественная психология является исторически первым и долгое время единственным видом функционирования общественного сознания до тех пор, пока в условиях классового общества не происходит историческое отделение умственного труда от физического и не возникает наука и идеология как новые виды общественного сознания.

 В диссертации подробно рассматриваются основные особенности, отличающие общественную психологию от идеологии по способам функционирования, способам отражения, по структуре и ряду разных признаков.

Если идеология существует в виде системы взглядов и теорий, которые материализуются в форме политических программ, моральных и правовых кодексов, научных трактатов и т. д., то общественная психология функционирует в форме настроений и"действий, проступков и системы поведения как отдельного индивида, "так и различных социальных групп.

Если психология связана с деятельностью людей непосредственно, то идеология косвенно, через психику людей. Если социальная психика человека является продуктом взаимодействия социального и биологического факторов, то идеология представляет" собой целиком социальный продукт.

В выработке теоретически систематизированного сознания, идеологии большое значение имеет переработка и обобщение научной информации, аккумулирующей общечеловеческий опыт. В формировании же общественной психологии в гораздо большей степени сказываются непосредственные условия существования людей и их собственный жизненный опыт.

"Идеология является результатом сознательной, целеустремленной и организованной деятельности теоретиков, людей, имеющих соответствующую профессиональную подготовку. Формирование же общественной психологии происходит в той или иной мере стихийно, т. е. непреднамеренно, непроизвольно, а в известном смысле и бессознательно. Степень стихийности, конечно, далеко не одинакова на различных этапах исторического развития общества.

Однако из всего сказанного выше не следует, что общественная, особенно массовая, психология может рассматриваться как некая иррациональная сила, или, что социально-психологические явления во всех случаях представляют собой более низкую в сравнении с идеологией, первую, чувственную ступень познания. Диссертант полемизирует с теми авторами (например, Г. М. Гак, В. В. Журавлев и др.), которые различают идеологию и общественную психологию как мыслительный и эмоциональный процессы, как чувственную и логическую ступени познания.

Не разделяет диссертант и мнения тех ученых, которые ставят знак равенства между общественной психологией и обыденным, ограниченным, эмпирическим сознанием (В.Ж. Келле, М.Я. Ковальзон, В.В. Журавлев и др.). В диссертации показано, что все многообразие социально-психологических явлений никак не может быть сведено к уровню обыденного, поверхностного, эмпирического сознания, поскольку в социальной психике людей отражаются не только внешние, но и внутренние,  глубинные, существенные стороны социальных явлений.

В главе подробно рассматриваются особенности социально-психологического в отличие от идеологического отражения действительности. Диссертант возражает против довольно распространенной как среди психологов, так и среди философов точки зрения, согласно которой социально-психологическое отражение в отличие от идеологического является непосредственным продуктом воздействия ближайших и специфических для данного индивида социальных условий существования (В.И. Селиванов, В.С. Филатов и др.). В диссертации подчеркивается и раскрывается сложный многократно-опосредованный характер социально-психологического отражения действительности.

Не только по природе и способам отражения, но и по своей структуре общественная психология качественно отлична от идеологии. Если идеология выступает в форме теоретически систематизированной и упорядоченной по определенному признаку совокупности взглядов и идей, то социально-психологические явления не сводятся к продуктам интеллектуальной, рассудочной деятельности, но представляют собой сплав эмоционального и рационального, сознательного и бессознательного. Примером этого может служить умонастроение.

Содержание общественной психологии в структурном отношении не только не однозначно, но нередко и весьма противоречиво. В сознании и поведении одного, и того же человека могут уживаться пёредовые идеи и отсталые представления, рациональные и, иррациональные формы поведения.

Различная степень однородности идеологии и общественной психологии сказывается и на степени твердости, сопротивляемости и подвижности их структуры. На это обстоятельство резонно обращает внимание В.П. Тугаринов, который говорит о «жесткости» и определенности идеологии, с одной стороны и большей «мягкости», подвижности, способности на духовные контакты, присущей общественной психологии, с другой.

Действительно высота идеологических барьеров, разделяющих те или иные социальные группы является фактором сдерживающим, тормозящим и развитие духовных контактов между ними. Вместе с тем идеологические различия не исключают всевозможных социальных, в том числе и социально-психологических контактов между людьми.

Наряду с различиями между идеологией и общественной психологией существует и определенное взаимодействие.

В диссертации показана диалектика связи и взаимовлияния этих двух видов общественного сознания.

Психическая сторона общественного сознания выступает в качестве психологической почвы, предпосылки для возникновения и развития различных иделогических форм общественного сознания. В свою очередь идеология оказывает обратное и активное воздействие на общественную психологию.

Вопрос о месте психического в структуре общественного сознания не исчерпывается определением специфичности структуры и отражательных свойств общественной психологии в отличие от идеологии. Важным аспектом рассматриваемой проблемы является и тот, который связан с определением места психического в структуре форм общественного сознания.

В диссертации подробно на большом фактическом материале из различных областей научного знания показано место психического в философии, искусстве, науке и религии. Диссертант полемизирует с теми авторами, которые пытаются представить общественную психологию в виде эпизодически функционирующего образования общественного сознания, которое представлено не во всех, а лишь в некоторых формах общественного сознания

 

Глава II. Проблема личности в социальной психологии

 

Проблема личности занимает" в социальной психологии одно из наиболее видных мест и с ее решением связаны узловые вопросы данной науки. В данной главе личность рассматривается в нескольких планах: логическом, структурно-функциональном, динамическом и историческом.

Характеризуя понятие личности, диссертант полемизирует с теми философами и психологами, которые либо настолько психологизируют это понятие, что начисто отбрасывают его социальный аспект, либо настолько социологизируют, что полностью отказываются видеть в человеке психический аспект деятельности.

 В диссертации доказывается односторонность наиболее распространенной в философской литературе вульгарно-социологической трактовки личности, состоящей в сведении понятия личности к ее социальному положению, а также к совокупности ее социальных отношений, функций и ролей и ведущей к недооценке, а то и просто игнорирующей целостность и относительную самостоятельность психического мира личности, ее самосознание и индивидуальность.

Однако следует различать определение понятия личности и изучение личности в рамках тех или иных дисциплинах. 

  В последнем случае не только возможно, но и крайне необходимо делать акцент на какой-то одной стороне личности. Так, социолог рассматривает личность прежде всего со стороны ее социального положения, функций, прав и обязанностей, со стороны тех социальных норм, которые санкционируют определенные шаблоны поведения, принятые в данном обществе и в конкретной социальной микросреде.

Иными словами для психолога личность предстает прежде всего в качестве объекта и продукта социальных отношений. Социолог конечно учитывает и отношение человека к системе регламентирующих его поведение социальных норм и стандартов поведения. Однако в гораздо большей степени этот вопрос является уже предметом этики чем социологии.

Однако и этический подход к проблеме личности, охватывающий лишь нормативную сторону в структуре личности, а нередко подчеркивающий и какой-то один из аспектов социальных норм, например, норм-идеалов, к которым личность должна стремиться, как и социологический, не исчерпывает всей структурной сложности и многогранности личности

В отличие от социологии, которая ограничивается преимущественно рассмотрением личности как объекта социальных отношений и общей психологии, которая рассматривает лишь всеобщие механизмы психической деятельности индивида, социальная психология призвана раскрыть всю структурную сложность личности которая является одновременно как объектом, так и субъектом общественных отношений, представляет собой органическое единство социального и биологического, социально и биологически-всеобщего, специфического и индивидуально-неповторимого.

Давая структурно-функциональную характеристику личности диссертант подчеркивает необходимость учитывать то обстоятельство, что личность является как объектом, так и субъектом, не только социальных, но и биологических отношений.

В соответствии с этим дается и конкретная социально-психологическая структурная характеристика личности, которая предполагает определение следующих важнейших структурных компонентов в психике человека: 1. Биосоциальные потребности и влечения личности. 2. Интернализованный безлично-стереотипный социальный опыт (роли, нормы, ценности и символы). 3. Самосознание личности. 4. Система индивидуальных значений (нормы, ценности, символы и т. д., усвоенные в процессе собственного, индивидуально-неповторимого жизненного опыта, а не внесенные извне). 5. Настроение личности, представленное в двух основных формах — ситуативного, преходящего и устойчивого умонастроения. В диссертации подробно характеризуется каждое из  названных  структурных  образований,  показана их  внутренняя субординация и динамическое взаимодействие

Наряду со структурно-функциональной характеристикой другим важным аспектом проблемы личности является тот, который связан с определением процесса изменения и развития личности, ее вхождения в общество, социализации и формирования. Этот динамический аспект рассматриваемой проблемы до последнего времени изучался лишь в плане воспитания и формирования личности

Между тем, процесс организованного воздействия наличность, ни даже в целом ее формироване,  включающее и элемент стихийного усвоения индивидом социального опыта, не покрывают всего многообразия процессов и явлений, наблюдающихся по мере социального созревания человека. Этим в известной мере можно объяснить то обстоятельство, что за последнее время в нашей философской и социологической литературе все чаще входит в обиход термин «социализация» человека

Однако в понимании социализации между учеными нет потной договоренности. Г. Хибш и М. Форверг понимают под социализацией социальную обусловленность индивида. Диссертант отмечает несводимость понятия социализации ни к социальной обусловленности психики индивида, ни к общению, ни к социальному прогрессу, поскольку труд, познание и общение человека явление более широкое чем понятие социального прогресса.

Социализация рассматривается как процесс вхождения человека в социальную среду, приспособления к ней и преобразования ее, как процесс освоения определенных социальных ролей и функции, предполагающий изменение и формирование самой личности.

Процесс социализации человека рассматривается как в онтогенетическом, так и в филогенетическом планах. Характеризуя исторический процесс социализации человека диссертант определяет попутно такие явления социальной психологии как конформизм и нивелировка личности, буржуазный индивидуализм, отчуждение личности, стандартизация человека и др. Здесь же дается критический анализ различных течений и школ в зарубежной немарксистской социальной психологии, в которых рассматриваются данные явления.

Одним из важнейших аспектов социализации является формирование личности человека. В диссертации рассматриваются основные социально-психологические аспекты проблемы формирования личности нового человека в условиях социалистического общества. Здесь определены конкретно-исторические особенности формирования психологии человека на различных этапах социалистического строительства, основные направления, пути и средства формирования коммунистической общественной психологии. В этой же связи рассматриваются основные противоречия и трудности, сопровождающие процесс формирования человека — разрыв между процессом социального и биологического созревания личности, тенденция роста психической перегрузки человека современного общества и др.

Подробно освещается вопрос об эффективности средств идеологического массового воздействия в системе факторов, определяющих формирование личности нового человека. Отмечаются специфические задачи, встающие перед общественностью в связи с проблемой формирования молодого, подрастающего поколения

Одним из важнейших путей формирования личности нового человека является, по мнению диссертанта, путь четкой социальной (ценностной, идеологической, профессиональной, бытовой) ориентации личности, предполагающий воспитание у подрастающего поколения готовности ко всем основным формам социальной деятельности в условиях социалистического общества. Одним из важнейших условий повышения уровня эффективности всех средств коммунистического воспитания является развитие и широкая пропаганда социально-психологических знаний, применение их в практике идеологической работы и педагогической деятельности

 

Глава III.  Структура и продукты групповой психологии

 

Наряду с личностью другим важным феноменом социальной психологии являются психологические особенности групповой деятельности. В данной главе рассматриваются как" общие черты групповой психологии, характеризующие особенности поведения индивида в группе и специфику совокупной групповой, коллективной и массовой деятельности людей, так и специфические черты психологии различных и довольно устойчивых социальных общностей (этнических, классовых, профессиональных и др.)

Диапазон отклонений, характеризующий поведение индивида в группе в отличие от его поведения наедине с самим, собой, достаточно велик и колеблется в зависимости от конкретных особенностей той ситуации и тех групповых отношений, в которых осуществляется поведение данного индивида.

Социально-психологические исследования, проведенные в 20—30 годы немецким психологом В. Медэ, В.М. Бехтеревым и М.В. Ланге показали, сколь многообразным по своему значению может быть влияние коллектива на личность. Эти исследования позволили установить прежде всего положительно тонизирующее влияние совместной групповой деятельности на психические свойства и способности индивида. Об этом же свидетельствуют и экспериментальные данные, полученные советским психологом Ф. Д. Горбовым.

Однако все сказанное относительно положительного влияния коллектива на психику индивида не снимает вопроса о месте и роли в структуре внутригрупповых отношений и тех социально-психологических механизмов, которые способны оказывать негативное влияние на личность. Коллектив при определенных условиях может подавлять инициативу личности. Как правило в таких случаях сказывается механизм конформистского поведения, состоящий в некритической податливости индивида групповому давлению.

Этот эффект был установлен и описан в экспериментах американского социального психолога Соломона Аша. В исследованиях советских социальных психологов этому механизму за последнее время также уделяется внимание (М. Гомелаури, А.П. Сопиков, Н.В. Голубева, М.И. Иванюк и др.).

Однако было бы неверно связывать эффект конформизма лишь с фактами некритической податливости групповому давлению. Следует различать конформистский стереотип поведения на два вида — устойчивый выступающий в форме доминирующей ценностной ориентации личности и чаще всего носящий некритический характер, и конформизм, выступающий в качестве ситуативной, избирательно функционирующей формы поведения личности, подчиненный другим ценностным ориентациям человека.

Наряду с общими механизмами и особенностями поведения индивида в группе в главе рассматриваются и социально-психологические продукты групповой деятельности людей — наиболее массовидные формы общественной психологии (язык, мифы, обычаи, нравы, традиции, общественное мнение и социальное настроение и т. д.).

Одна из важнейших особенностей общественной психологии состоит в самом факте общения людей друг с другом. Общение представляет собой не только необходимый, но и самый существенный аспект групповой деятельности.

Проблема общения ставится разрабатывается в работах советских психологов — ВН. Мясищева, А.Г. Ковалева, А.А. Бодалева, Е.С. Кузьмина, Я.Л. Коломинского и др. Ряд проблем социально-психологического общения, связанных с характеристикой его механизмов поставлен советским историком Б. Ф. Поршневым7.

В диссертации показано значение социально-психологического общения, его место и роль в жизни общества, в поведении людей и формировании их психики, характеризуются средства и способы межличностного взаимовлияния людей.

В процессе общения различаются три основных структурных момента: 1. Способы влияния, 2. Способы взаимодействия, 3. Способы отражения влияний и взаимовлияний в процессе общения.

В зависимости от степени давления на психику человека различаются три основных вида словесной информации: 1. Сообщение, 2. Убеждение, 3. Внушение; характеризуется их соотношение и взаимодействие.

В диссертации также подробно рассматриваются такие массовидные формы и способы социально-психологического взаимодействия и взаимовлияния людей друг на друга как подражание заражение, идентификация, мода и др.

Наряду с общими в диссертации подробно определены и специфические черты психологии различных конкретных социальных групп (психологии малых и больших социальных групп — семьи, учебного и производственного коллектива, классов, наций народов и даже целых эпох). Особенно тщательно рассматриваются психологические особенности различных социальных слоев и классов (пролетариат и буржуазия, буржуазия мелкая и крупная и т. д.). Специально рассматриваются в диссертации и такие социально-психологические явления как психология народа и дух времени.

 

Глава IV. Место психического в структуре социальных отношений.

 

В главе отмечается, что одним из наиболее стойких и распространенных проявлений негативистского отношения к социальной психологии является ее игнорирование при рассмотрении социальных отношений, в которых объективируется деятельность человека.

Между тем вопрос о месте психического в структуре социальных отношений представляет собой исключительно актуальную как в теоретическом, так и в практическом отношениях проблему социальной психологии.

Если при характеристике общественного сознания ссылка на психологический аспект становится все более общепринятой, то представление о психологических сторонах системы общественных отношений в целом до сих пор часто ассоциируется с немарксистским подходом к проблемам социальной психологии.

В диссертации рассматривается соотношение социального и психологического и указывается на наличие двух тенденций в трактовке их соотношения.

 

В немарксистской социологии и социальной психологии имеет место тенденция к абсолютизации, преувеличению значения и роли психического в системе социальных отношений. Между тем, как в нашей философской и социологической литературе после периода 20—30 годов часто наблюдается другая крайность, состоящая в недооценке, а нередко и просто игнорировании психологического момента при рассмотрении социальных явлений, процессов и отношений.

Определяя место психического в жизни общества нельзя ни абсолютизировать, ни игнорировать его. С одной стороны общественная психология является продуктом не только биологического, но и социальных отношений, но с другой, она, в свою очередь, оказывает обратное, активное воздействие на всю совокупность социальных отношений, входит во все поры социальных явлений и процессов.

Нет такого явления в социальной структуре общества, которое бы не включало в себя момент социально-психологического. В сфере производства существенно значение навыков, умения, настроения и опыта человека. Потребности и запросы стимулируют рост производства. А в системе распределения и обмена важную роль играют не только растущие потребности людей, но и их вкусы, которые определяются и материальной необходимостью и законами социальной психологии.

Политическая и духовная жизнь общества также имеют свою психологическую сторону, учет которой важен для понимания" не только движущих сил истории, но и того, как сделать более совершенными и эффективными все социальные отношения.

В диссертации подробно, на значительном фактическом материале характеризуется место психического фактора в системе экономических отношений общества, как в условиях капитализма, так и в условиях социалистического общества. Диссертант раскрывает в этой связи социальную, теоретическую и идеологическую сущность так называемой системы «человеческих отношений» в американской промышленности и показывает особенности функционирования психического, человеческого фактора в условиях социалистического общества.

Здесь анализируются под углом социальной психологии данные эмипирических исследований, проведенных за последние годы в этой области советскими социологами (В.А. Ядов, А.Г. Здравомыслов и др.) и психологами (О.И. Зотова, Е.С. Кузьмин, Н.С. Мансуров, К.К. Платонов и др.). Диссертант подчеркивает значение таких факторов для создания оптимальной психологической атмосферы на производстве как организация труда, быта, досуга трудящихся, стиль руководства первичными коллективами и предприятиями, атмосфера внутригрупповых отношений.

В диссертации рассматривается место психологического фактора в быту: в системе обслуживания населения, в организации досуга и развлечений, в характере всего образа жизни современного человека, в сфере межличностных, семейных и межполовых отношений. Здесь же подчеркивается значение фактора психологической подготовленности человека ко всем формам социальной, в том числе и бытовой деятельности (в частности к браку), отмечается необходимость разработки мер по снятию психического перенапряжения, способствующего проявлению различных отрицательных явлений в быту, а также вредно влияющего на здоровье и эффективность производственной деятельности людей. В этой связи отмечается значение системы бытового обслуживания и средств психической разрядки (организация свободного времени, досуга и развлечений).

Наряду с другими вопросами в главе рассматривается и вопрос о месте психического фактора политической жизни общества, как в политической организации общества так и в процессах, характеризующих изменение этой организации (войны, революции, реформы и т. д.). Основным в этой части главы является исторический материал. Здесь отмечается диалектика взаимовлияния социально-политического и социально-психологического факторов друг на друга.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования и формулируются обобщающие выводы по всей теме в целом, в частности подчеркивается то обстоятельство, что развитие социально-психологической мысли будет тем более успешным, чем более полно она будет опираться на достижения всего комплекса общественных и естественных наук. В свою очередь и гуманитарные науки заинтересованы в развитии социальной психологии, в развертывании социально-психологических исследований.

Но успехи в развитии социальной психологии как и любой другой науки во многом зависят и от уровня организации научных учреждений, от наличия отряда высококвалифицированных, творческих и эффективно работающих кадров специалистов. «Дальнейшее совершенствование организации науки, ее планирования, выдвижение и поддержка молодых способных ученых, творческий научный поиск и научные обсуждения -необходимые условия ускоренного развития науки» .

 

Основные положения диссертации были опубликованы в. следующих работах:

 

Отдельные издания:

1. Что такое социальная психология. Л. «Знание»,  1965. 2 п. л.

2. Социальная  психология  как наука. Изд. ЛГУ. 1965. 13 п. л.

3. Общественное настроение. М. Изд. «Мысль».  1966. 14,5 п. л.

4. Формирование  коммунистической  психологии (в  соавторстве с В. П. Рожиным). 2 п. л. М. 1965.

Статьи:

5. В. И. Ленин о социальной психологии масс как важнейшем элементе надстройки. Труды ЛПМИ, Л., 1958 (тезисы).

6 В. И. Ленин об общественных настроениях. «Вестник ЛГУ» 1959, № 17.

7. О психологическом направлении в современной буржуазной социологии и о социальной психологии (рец.). «Вестник ЛГУ» 1959, № 23.

8. К вопросу о предмете социальной психологии. «Вопросы психологии», 1962, № 5.

9. Общественное настроение как социологическая категория. «Вестник ЛГУ» 1963, № 5.

19. Общественное настроение как объект социально-психологического исследования. «Тезисы докладов на II съезде Общества психологов». Вып. 5. Симпозиум по социальной психологии. Л. 1963.

11. Совещание по проблемам социальной психологии. «Вопросы психологии» 1963, № 5.

12. О некоторых особенностях формирования коммунистической общественной психологии. «Уч. записки кафедр общественных наук вузов г. Ленинграда». Вып. VI. Философия, 1965.

13. Общественная психология как социальное явление. «Философские науки» 1964, № 6.

14. К. Маркс и Ф. Энгельс об общественной психологии. В сб. «Проблемы общественной психологии». М. 1965.

15. Вопросы социальной психологии в работах Г. В. Плеханова. Там же.

16. Общественное настроение, его природа и динамика. Там же.

17. Формирование коммунистической общественной психологии (в соавт. с В. П. Рожиным). Глава III в коллективном труде «Социализм и коммунизм», т. III. «Строительство коммунизма и духовный мир человека». М. 1966.

18. К итогам Иенского симпозиума по проблемам социальной психологии «Вопросы психологии» 1966. (в соавт. с А.А. Крундышевым).

19. Об измерении ориентации личности в условиях принятия оперативного решения (в соавторстве с А. В. Барановым). «Количественные методы в социальных  исследованиях». Материалы симпозиума. Сухуми. 1967.