Детская психология
 

Отрасли        психологии


RSS Настроить


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
                  ДЛЯ АСПИРАНТОВ





Особенности влияния этнонациональных установок на этнические предубеждения в раннем юношеском возрасте

Диссертант: Ткаченко Наталья Владимировна
Год защиты: 2009
Ученая степень: кандидат психологических наук
Специальность: 19.00.05 – Социальная психология
Научный руководитель: Хухлаев О.Е.
Ведущее учреждение: Московский государственный областной университет
Место выполнения: МГППУ
Оппоненты: Гриценко Валентина Васильевна, Кондратьев Юрий Михайлович

Электронная библиотека Московского городского психолого-педагогического университета

Диссертация на сайте psychlib.ru : http://psychlib.ru/mgppu/disers/TkachenkoNV/TOV-001.HTM
Доступно для зарегистрированых (на psychlib.ru) пользователей
Добавить в закладки
Версия для печати
Отправить на e-mail
Автореферат диссертации:
Скачать: Автореферат диссертации    [ DOC 186.5 кб]

На правах рукописи

ТКАЧЕНКО Наталья Владимировна

Особенности влияния этнонациональных установок на этнические предубеждения в раннем юношеском возрасте

19.00.05 – социальная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва – 2009

Диссертация выполнена в Московском городском психолого-педагогическом университете

Научный руководитель: Хухлаев Олег Евгеньевич кандидат психологических наук, доцент

Официальные оппоненты:

  • Гриценко Валентина Васильевна доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой общей и социальной психологии Смоленского гуманитарного университета
  • Кондратьев Юрий Михайлович кандидат психологических наук, доцент факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета

Ведущая организация Московский государственный областной университет

Защита состоится 29 октября 2009 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д-850.013.01 в Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051, г. Москва, ул. Сретенка, д.29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета

Автореферат разослан

Учёный секретарь диссертационного совета Кулагина И.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

В современном мире проблема межнациональных отношений и особенностей отношения к своей национальности – одна из наиболее актуальных. Очевидно, что понимание данных феноменов и изучение специфичности их социального оформления должно составлять одну из главных задач современных социально-психологических исследований. Рассмотрение роли этничности в социально-психологическом пространстве юношества представляет особое значение для социальных наук в силу того, что именно в этом возрасте молодые люди подвержены негативному социальному воздействию, в том числе и «этнически окрашенному».

В психологии «национальные» феномены имеют серьезную историю рассмотрения в контексте теории социальной установки (аттитюда). Проблема этнической (этнонациональной) установки рассматривалась многими авторами (Бревер М., Кэмпбелл Д., 1976; Довидио Д., 1996; Олпорт Г., 1954 и др.) в рамках различных исследовательских традиций (бихевиористская и когнитивистская). Это обстоятельство объясняется тем, что феномен социальной установки в целом и этнической в частности изучался в зависимости от решения частных задач в различных экспериментах (Зимбардо Ф., 2001; Московичи С., 2007; Олпорт Г., 2003; Узнадзе Д.Н., 1961; Ядов В.А. 1994; и др.). Для таких задач разрабатывались соответствующие теории (например, теории угроз Стефан У.Г. и Стефан С.У.). Всё это способствовало расширению и углублению исследования феномена этнической установки.

В целом, проблематика межнациональных отношений и сопровождающих их установок активно разрабатывается в русле этносоциологии (Коротеева В.В., 1999; Малахов В.С., 2005; Тишков В.А., 1997; и др.) и в области организационной психологии, рассматривающей особенности межкультурной коммуникации (Триандис Г., 2007; Хьюстон М. и Джасперс Д., 1984; Иконникова Н.К., 1995; Кочетков В.В., 2002 и др.). Данная проблематика нашла своё развитие в сфере этнопсихологии в работах отечественных исследователей (Лебедева Н.М., 2004; Павленко В.Н., 1993; Стефаненко Т.Г., 2003; и др.).

С другой стороны, в социальной психологии достаточно давно и успешно изучается феномен предубеждений, в том числе и этнических. Актуальность их исследования связана с тем, что предубеждения зачастую вносят решающий вклад в возникновение конфликтных ситуаций, связанных с национальным фактором, а также приводят к снижению качества взаимодействия.

При этом, сопоставляя и методы, и результаты исследования как этнонациональных установок, так и предубеждений мы можем обратить внимание на то, что зачастую предметом исследования авторов являются схожие феномены. С другой стороны, нельзя не признать, что в разграничении этнонациональной установки и предубеждения есть значительный методологический смысл.

В силу этого особое значение приобретает изучение взаимосвязи двух социально-психологических феноменов – этнонациональных установок и этнических предубеждений – учитывающее как их схожесть, так и различия, исследование, на экспериментальном уровне проводящее их разграничение, а также позволяющее уточнить направленность той или иной взаимосвязи, представленной в виде влияния.

В связи с вышеперечисленным, можно сформулировать

цель исследования, которая состоит в изучении влияния этнонациональных установок на этнические предубеждения.

Предметом исследования является взаимосвязь этнонациональных установок и этнических предубеждений.

В качестве объекта исследования выступают этнонациональные установки и этнические предубеждения в раннем юношеском возрасте.

Всего в исследовании принимало участие 344 человека. Из них 180 человек принимали участие на первых двух этапах исследования – на стадии разработки и апробации методики, и 164 человека принимали участие в последующих двух этапах исследования взаимосвязи этнонациональных установок и предубеждений.

Для достижения поставленной в работе цели необходимо было решить следующие основные задачи:

  1. Провести анализ понятий "национальность" и "этничность" в современном научном дискурсе для определения той реальности, которую мы изучаем в данной работе;
  2. Проанализировать проблему этнических предубеждений и этнонациональных установок; определить специфическую особенность этнонациональных установок и выделить аспект их взаимосвязи с предубеждениями;
  3. Проанализировать основные подходы к пониманию социального, информационного влияния на изменение социальных установок и на этом основании сформулировать гипотезы исследования.
  4. Подобрать методики исследования, разработать экспериментальные планы для проверки гипотез исследования;
  5. Собрать и проанализировать эмпирические данные.
  6. Сформулировать выводы исследования, разработать практические рекомендации

Базовая гипотеза эмпирического исследования:

Существует многоплановое влияние этнонациональных установок на этнические предубеждения

Базовая гипотеза раскрывается в следующих частных гипотезах:

Частная гипотеза 1. Между этнонациональными установками и генерализованными установками людей "относиться к членам других групп предубеждённо" будет существовать взаимосвязь, наиболее заметная в отношении националистических установок.

Частная гипотеза 2. Между этнонациональными установками и предубеждениями по отношению к различным этническим группам существует взаимосвязь. При этом данная взаимосвязь ярко выражена в области влияния этнонациональных установок на поведенческий компонент предубеждения.

Частная гипотеза 3. Этнонациональные установки влияют на выраженность изменения предубеждения к этническим группам в результате как позитивного, так и негативного информационного воздействия.

Научная новизна и теоретическая значимость работы заключаются в том, что:

  1. Предлагаемая факторная структура этнонациональных установок позволяет более дифференцированно подходить к анализу данного социально-психологического феномена;
  2. Конкретизирован феномен влияния разных этнонациональных установок на поведенческий и аффективный компоненты предубеждения и на генерализованные установки "относиться к представителям других этнических групп предубежденно";
  3. Конкретизированы особенности влияния разных этнонациональных установок на выраженность изменений поведенческого и аффективного компонентов предубеждения в случае как позитивного, так и негативного информационного воздействия.

Практическая значимость исследования в первую очередь связана с апробированным в рамках диссертационного исследования методом измерения этнонациональных установок, который может быть использован для диагностики национальных феноменов. Например, данная методика может выступать как мониторинговое средство по выявлению ксенофобских настроений в молодёжной среде. Также практическая значимость исследования обусловлена возможностью применения результатов о специфике социального воздействия на этнические предубеждения и влияния на них этнонациональных установок с целью выбора более точной "мишени" для профилактики националистических феноменов в юношеской среде.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Этнонациональные установки оказывают влияние на формирование генерализованных установок предубеждения. Данное влияние наиболее выражено в области «негативно-окрашенных» националистических установок.
  2. Наибольший вклад в выраженность конкретных предубеждений вносят «негативно-окрашенные» националистические установки. Данное влияние прослеживается в области поведенческого компонента предубеждения.
  3. «Негативно-окрашенные» националистические установки и «нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки влияют на аффективный компонент предубеждения.
  4. «Анти-националистические» установки и «нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки влияют на выраженность положительного изменения аффективного компонента предубеждения в случае позитивного информационного воздействия.
  5. «Нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки влияют на выраженность отрицательного изменения поведенческого компонента предубеждения в случае негативного информационного воздействия.

Методологической основой работы являются: имплицитная теория личности (в контексте теории личностных конструктов Дж. Келли), а также положения, предложенные У. Самнером. Для понимания феномена этничности была использована конструктивистская парадигма. Также нами был использован деятельностный подход к пониманию природы установки А.Г. Асмолова.

В исследовании использовались следующие методы и методики: метод фокус-групп (Белановский С.А., 1998); опросник "шкала этнонациональных установок" (Хухлаев О.Е, Кузнецов И.М, Ткаченко Н.В.); опросник для измерения общих социальных установок у детей Э. Френкель-Брунсвик (Френкель-Брунсвик Э., 1948); экспресс-опросник "индекс толерантности", разработанный психологами центра Гратис (Солдатова Г.У., Кравцова О.А., Хухлаев О.Е., Шайгерова Л.А., 2003); "шкала социальной дистанции" Э. Богардус (Богардус Э., 1925); "диагностический тест отношений" Г. Солдатовой (Солдатова Г.У., 2003).

Для изучения социального влияния использовался метод "социальный сдвиг", направленный на выявление аут-групповых аттитюдов (Стефаненко Т.Г., 2006).

Для выявления показателя влияния нами был использован регрессионный анализ – статистический метод, предназначенный для изучения взаимосвязи одной переменной (зависимой, результирующей) и нескольких других переменных (независимых, исходных) (Наследов А.Д., 2007).

Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивалась, во-первых, достаточным объемом выборки для получения значимых результатов, во-вторых, использованием методов, которые прошли апробацию и были признаны валидными.

Основным критерием достоверности в нашей работе выступали показатели уровня значимости при вычислении коэффициентов корреляций и регрессий.

Количественный анализ данных с использованием программы SPSS продемонстрировал статистическую значимость полученных результатов на всех этапах исследования.

Основные положения работы прошли апробацию на докладах и выступлениях – на Первом Российском культурологическом конгрессе в 2006 г. (Санкт-Петербург), на Международной научной конференции «Ломоносов» в 2006 и 2008 гг. (Москва), на Международной научной конференции «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии» (Смоленск, 2008 г.), на второй Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития» в 2008 г. (Москва), на конференции «Личность в межкультурном пространстве» в 2008 г. (Москва).

Диссертация прошла обсуждение на расширенном заседании кафедры этнопсихологии и поликультурных проблем образования факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 234 наименований, из них 101 на английском языке. Объем основного текста диссертации составляет 156 страниц. Работа иллюстрирована 22 таблицами и 5 рисунками. В приложении даны образцы методического инструментария и представлены результаты первичной обработки данных.

Содержание работы.

Во введении данной работы мы обосновали актуальность исследования этнонациональных установок и их влияние на этнические предубеждения. Также мы обосновали актуальность рассмотрения социального влияния в контексте воздействия на изменения отдельных аспектов этнонациональных установок. Определили цель, задачи, гипотезы, предмет и объект исследования, раскрыли научную новизну, теоретическое и практическое значение работы, выдвинули положения, выносимые на защиту.

Далее мы приступили к критическому анализу основных подходов в изучении национальности и этничности в социологической и психологической парадигмах. Также обратились к теоретико-методологической основе изучения этнической установки и предубеждения личности и к анализу результатов исследований, посвящённых изучению изменения социальных установок в результате социального влияния.

В начале нашей работы мы провели анализ основных подходов к изучению национальности и этничности в психологической и социологической парадигмах. В рамках психологического направления этнос рассматривается, прежде всего, как психологическая общность, в которой группа людей осознает себя её членами на основе любых признаков, воспринимаемых как естественные и устойчивые этно-дифференцирующие характеристики (Стефаненко Т.Г., 2003). В большей степени именно субъективное переживание человеком своей этнической идентичности будет определять его этническую принадлежность. Выражение "этническая принадлежность" или "этничность" встречается в различных значениях (Вебер М., 1968; Тишков В.А., 1997; Монтагю Э., 1942). Исследователи, которые рассматривают этничность как объективную данность, изначальную характеристику человечества, придерживаются так называемых примордиалистских концепций этноса. В данной парадигме этносы понимаются как реально-существующие социальные или биологические сообщества, глубинно связанные с социально-историческим контекстом (Гумилёв Л.Н., 2004; Бромлей Ю.В., 1983). Наряду с примордиалистким направлением существует инструменталистский и конструктивистский подходы в понимании этнического феномена. Сущность конструктивистского направления состоит в представлении того, что культурное единство этноса – это результат и смысл его существования (Барт Ф., 1969). Инструменталистский подход в понимании этничности характерен для политологических исследований. Этничность при этом подходе предстаёт как идеология, как инструмент для манипулирования электоратом (Тишков В.А., 1997). На данных парадигмах строится современная этносоциология, изучающая в числе прочего функционирование и развитие националистических движений и национализма вообще. Определение национализма как совокупности идеологий и политических движений, использующих в качестве символа понятие "нация", приводит В.В. Коротеева (Коротеева В.В., 1999). В.С. Малахов определяет национализм как политическую идеологию, ключевым понятием которой является "нация" (Малахов В.С., 2005). К. Калхун рассматривает национализм как особый способ осмысления коллективной идентичности, отличный от этничности (Калхун К., 2006). Также, по мнению отдельных авторов, наиболее полным описанием национализма выступает его дискурс, представляющий образ речи, мысли и действия (Вердери К., 2002).

Далее мы обосновали понятия "этничность" и "национальность" в разных научных и культурных традициях. Так, в западных культурах сложилась традиция использовать термин "этнос", а в российской научной традиции часто используется понятие "национальность" (Сидорина Т.Ю.,2006; Коротеева В.В., 1999). В попытке сближения двух парадигмальных подходов (социологического и психологического) в понимании этничности-национальности, выступает понимание этноса как явления социально-психологического – оно социально по истокам своего возникновения и психологично по способам своего проявления. Надо отметить также, что одним из основных связующих звеньев социологического и психологического подходов в понимании этничности-национальности является явление этноцентризма. И в общем случае важно выделить положение о том, что этничность и национальность будут рассматриваться нами как синонимичные понятия, имеющие лишь разные традиции наименований в социологической и психологической парадигмах. Отдельные аспекты рассмотрения этничности и национальности в социологической и психологической парадигмах выявили, что в социологии это приводит к психологизации проблемы, а в психологии - к принижению роли внешних факторов при изучении данных феноменов. Для более конкретного, отвечающего задачам нашего исследования, изучения вопроса, мы рассмотрим социально-психологические аспекты взаимосвязи этнонациональных установок и этнических предубеждений.

Анализ литературы показал, что определение предубеждения как социальной установки противоречиво, так как предубеждение обладает специфическими особенностями, которые отличают его от социальной установки (Андреева Г.М., 2005; Асмолов А.Г., Ковальчук М.А., 1977; Браун Р., 2004; Бревер М.Б., 2003; Кэмпбелл Д., 1963; Олпорт Г., 1954; Стефаненко Т.Г., 2006; и др.). Рассматривая особенности социальных установок, отметим, что их объекты, в нашем исследовании – этнические группы, определяются набором уникальных черт. Особенность реагирования представителей этнических групп на себя и на других будет раскрывать поведенческий и аффективный компоненты социальной установки. В то время как особенность формирования представления о себе и о других будет раскрывать когнитивный компонент социальной установки. Вопросами изучения этнических установок, которые являются частным проявлением социальной установки, интересуются многие исследователи (Белинская Е.П., Лебедева Н.М., Окампо К.А., Платонов Ю.П., Солдатова Г.У., Стефаненко Т.Г., Тернер Д., Тэшфел Х., Шлягина Е.И., и др.). Этнические установки можно разделить по направленности: установки по отношению к собственному этносу и установки по отношению к другим этническим группам; и по валентности – они могут быть как позитивными, так и негативными.

Изучая проблематику взаимоотношения понятий социальной установки и предубеждений, мы рассматривали специфику и историю изучения феномена предубеждений. Под предубеждениями понимаются отрицательные эмоции и чувства, которые человек испытывает к членам аут-группы (Риек, 2006). Исходя из этого определения, многие исследователи рассматривали предубеждения входящими в состав аффективного компонента установок по отношению к социальной группе (Олпорт Г., 1954). Однако данная традиция со временем претерпела значительные изменения и предубеждения стали рассматриваться как более сложные образования (Довидио и др., 1996; Гамильтон Д.Л., Стросснер С.Д., и Дрисколл Д.М., 1994; Стефан У.Г. и Стефан С.У., 2000). Традиционно этнические предубеждения рассматривались как негативно окрашенная социальная установка по отношению к представителям других этносов. Достаточно много экспериментальных и теоретических исследований в этой области было систематизировано Гордоном Олпортом (Олпорт Г., 1954). Этническая предубежденность, определяемая как тенденция заранее судить о других людях на основании их принадлежности к группе, функционирует на уровне межгрупповых отношений. Так как только на пересечении групповых и индивидуальных уровней взаимодействия между людьми проявляются негативные отношения, и именно в этом случае они рассматриваются как этно-предубеждения (Бревер М.Б., 1979). Современные исследования уточнили данное определение, показав, что предубеждения проявляются в ситуации угрозы ин-группе (Коттрелл С.А., Ньюберг С.Л., 2005).

Изучение более общей личностной предиспозиции – генерализованной установки, влияющей на восприятие человеком других групп и его отношение к ним, проводилось в ряде работ: например, в исследовании авторитарной личности (Адорно Т.У., Сэнфорд Р.Н., Френкель-Брюнсвик Э., Левинсон Д.Д., 1950). Толерантность и «мультикультуральные установки», активно изучаемые в настоящее время в отечественной психологии, часто определяются как генерализованные установки. Этническая толерантность, как явление социальной перцепции, определяется Н.М.Лебедевой как наличие позитивного образа иной культуры при сохранении позитивного восприятия своей собственной (Лебедева Н.М., Лунёва О.В., Стефаненко Т.Г., 2004). То есть этнически-толерантный человек характеризуется установкой на равенство между культурами, а ин-толерантный человек – будет негативно воспринимать представителей любых других этнических групп (Лебедева Н.М., Татарко А.Н., 2005).

В то время как генерализованные установки могут существовать вне контекста взаимодействия с конкретной группой, конкретные, ситуативные установки имеют отношение к ситуации непосредственного проявления предубеждения. Предубеждение может проявляться в поведении, в контексте социальной дистанции в отношении объектов (Богардус Э., 1925; Павленко В.Н., Таглин С.А., 2005), как степень принятия людьми друг друга, через желаемую степень близости с представителями какой-либо этнической группы.

Поведенческий компонент предубеждения представляет собой наибольший интерес для исследователей. Здесь рассматривается тенденция предубежденных людей вести себя негативным образом по отношению к объектам их предубеждения. Выделяют тоукенизм, как мягкую форму дискриминации, которая характеризуется тенденцией предубежденных людей проявлять толерантное поведение по отношению к объектам их предубеждения. Так же выделяют сексизм как дискриминацию по полу, и эйджизм, как предубеждение против какой либо возрастной группы (Корсини Р., Ауэрбах А., 2003). Традиция рассмотрения когнитивного компонента предубеждения приводит к его анализу в русле изучения функционирования социальных стереотипов. Сущность когнитивного подхода состоит в объяснении поведения при помощи познавательных процессов. Считается, что впечатления о мире организуются в связанные интерпретации – идеи, суждения, ожидания и аттитюды, которые затем выступают как регуляторы поведения. В рамках когнитивного подхода к исследованию предубеждения установлено, что при восприятии активируются стереотипы представлений о группе, которые и влияют на суждения и поведение индивида. Когнитивный компонент выявляет идеологические убеждения индивида, то есть когнитивным компонентом предубеждения являются негативные стереотипы о группе (Браун Р., 1995).

Также предубеждение может проявляться на уровне аффективного компонента предубеждения – как эмоциональная реакция на объекты предубеждения. Различные исследования позволили выделить ряд основных эмоций по отношению к другим этническим группам (Дийкер Х., 1987): положительные эмоции, тревога, раздражение и заинтересованность. В общем случае роль аффекта в формировании предубеждения определяется следующими аспектами: процесс обработки информации о социальных группах (Форгас Д. 1992; Стангор Ч., 1990), особенность интерпретации информации о внешней группе (Нельсон Т., 2003), управление действиями и мыслями людей в межгрупповом контексте (Катц Д., 1960). Возможность предсказывать поведение человека на основе анализа его эмоционального отношения к группам также рассматривалась различными авторами (Нельсон Т., 2003; Хьюстон М., Штребе В., 2004). Приведенные выше доводы показывают, что существует настойчивая необходимость в теоретическом и процедурном разделении поведенческого и аффективного компонентов предубеждения для анализа феномена предубеждения.

Проведя теоретический анализ, обращаясь к зарубежным социально-психологическим исследованиям, мы увидели, что в большинстве из них этнонациональные установки (Ethnic Attitudes) рассматриваются в одной плоскости с предубеждениями (Ван Лаар К., Левин С., и др., 2005), выступая элементом «современного расизма» (Клейнпеннинг Г., Хагендорн Л., 1993). В этом случае этнонациональные установки и этнические предубеждения - синонимичные феномены. Такой подход может приводить к возникновению теоретических и прикладных проблем. Теоретический вопрос взаимосвязи предубеждения и установки обычно решается в виде двух схем: «Предубеждение = Установка» или «Предубеждение ≠ Установка». С нашей точки зрения, как один, так и другой подход не учитывают сложности описываемых феноменов и нуждаются в пересмотре и выработке более диалектичной позиции. На уровне же прикладного изучения «национальных» феноменов, проблема заключается прежде всего в региональной специфичности, совершенно по-другому проявляющейся на Западе. Так, объекты предубеждений крайне многочисленны, и их наименования меняются быстро, часто под влиянием политической ситуации. Таким образом использование исключительно концепта предубеждения (или, вместо него – этнонациональной установки), как единственной объяснительной стратегии, ограничивает исследовательские возможности в области понимания национальности и этничности в российском социальном пространстве.

Таким образом, проанализировав современные исследования в контексте интересующей нас проблемы, мы можем уверенно заявить, что как на уровне теории, так и на экспериментальном уровне, социальная установка и предубеждения - разные понятия. В нашем исследовании нам было важно проследить саму возможность изменения различных компонентов этнического предубеждения при фиксированных этнонациональных установках, рассматриваемых в данном исследовании в качестве независимых переменных. Очевидно, что процесс изменения возможен лишь при наличии возмущающего воздействия. Удобнее и нагляднее это происходит в результате информационного воздействия, как одного из видов социального влияния в социальной психологии. Необходимо рассмотреть этот вопрос подробнее. Поэтому далее обсудим проблему взаимосвязи этнонациональных установок и этнических предубеждений в результате социального влияния.

Одним из направлений в изучении результатов социального влияния является изучение изменения аффективных реакций и поведенческих паттернов в результате социального воздействия. Данная проблематика рассматривалась в рамках различных теорий, таких как: теория атрибуции (Хайдер Ф., 1958; Келли Д., 1967 и др.), теория диссонанса (Фенстингер Л., 1957; Купер Д., 1969; Купер Д., Фазио Р., 1984 и др.) и других теорий. Подход к рассмотрению изменения социальной установки через информационное воздействие и через социальное влияние очень близки друг другу. Началу экспериментального изучения изменения установок положили работы Йельской школы (Ховланд К.И., Дженис И.Л., 1959). При рассмотрении вопроса об изменении социальных установок, исследования группируются, исходя из природы изучаемых факторов, и последовательно представляют их как источник – сообщение – реципиент (Монтмоллин Ж., 1977). Изменение и трансформация социальной установки на каждом из этапов рассматривались различными авторами (Макгвайер В.Д., 1969, Ховланд К.И., 1959 и др.). Макгвайер полагал, что изменение может быть описано как стохастический процесс – то есть как последовательность этапов, обусловливающих друг друга (Макгвайер В.Д., 1969).

Хотя установки определяются как постоянные и устойчивые взгляды на окружающий мир, при определённом воздействии они поддаются изменению. С другой стороны, изменение на уровне группы требует существенно больших усилий и времени на изменение (Московичи С., 2007). Анализируя механизмы изменения установок в результате социального влияния, исследователи выделяют определённые уровни реализации данных изменений. Здесь мы говорим об основных компонентах установки: когнитивном, поведенческом и аффективном. Проблема социального влияния рассматривалась в рамках различных концепций, например таких, как убеждающая коммуникация. В рамках исследования социального влияния, и информационного воздействия как одной из основных его разновидностей, рассматривалась речевая структура и контекст сообщения. Изучение различных механизмов и уровней собственно изменений социальных установок в результате социального влияния выявляют особенности изменения социальных установок на разных этапах передачи сообщения. Пожалуй, самую главную роль играет внешняя репрезентация самого сообщения и источники его трансляции. Социальное влияние рассматривалось в рамках различных социально-общественных направлений: политика, экономика, маркетинг как его частность, а так же в рамках социально-психологического и культурно-антропологического направлений. Данное направление позволило выявить важное наблюдение, касающееся культурно-специфических особенностей восприятия информации и подверженности социальному влиянию.

Проведенный теоретический анализ позволил приступить нам к экспериментальному изучению влияния этнонациональных установок на этнические предубеждения.

Для начала мы представим процедуру, методы и этапы исследования.

1. В начале нами было проведено два фокус-групповых исследования с участием молодёжи. Студентов ВУЗов возраста 18-20 лет, и кадетов возраста 15-17 лет. Для реализации данной части исследования нами был использован метод фокус-групп – глубинное фокусированное интервью в форме серий групповых дискуссий, в ходе которых участников "фокусируют" на вопросах, интересующих исследователя с целью получения от них субъективной информации. Участников просили высказать своё мнение по следующим четырем группам национальных объектов. Во-первых, это национальность в принципе, во-вторых, это национальность самого человека, в-третьих, это другие люди, принадлежащие к моей национальности, в-четвертых, люди, иной чем я национальности.

2. На основании анализа высказываний участников фокус-групповых исследований нами было выделено более 80 утверждений, демонстрирующих различные установки по отношению к одному из четырёх представленных объектов. С помощью факторного анализа эти утверждения были сведены в краткий опросник, состоящий из 24 утверждений, названный нами "шкала этнонациональных установок" (ЭУ). Данный опросник был апробирован в 2007 году на 180 респондентах возраста 15-18 лет, проживающих в Москве, а также на юге России (г.Армавир Краснодарского края). Концептуально данный опросник разделяется по трём основным критериям. Первый критерий различия соответствует наиболее общему разделению установки на две группы: утверждающие важность, нужность, значимость «национальности» и «национального» и оппонирующие им. Эти две группы были обозначены как «националистические» и «анти-националистические» установки. При этом под «националистическими» установками понимается готовность использовать феномен «национальности» для анализа окружающего социального пространства и себя самого вне зависимости от вектора оценки представителей других этнических групп. Следующий критерий разделяет «националистические» установки на две группы – «негативно» и «нейтрально-окрашенные». Здесь ключевым моментом является отношение к «иным»: изначально негативное, как к потенциальному источнику угрозы, или же нейтральное, без однозначного оценочного отношения. Третий критерий делит «нейтрально-окрашенные» установки на два фактора: Я-установки и Мы-установки. Связано это с тем, что в первом случае мы наблюдаем в первую очередь установки личностного характера, содержащие представление о «национальности» как о феномене приватного, личного пространства – Я-установки; во втором случае мы видим установки, ориентирующие человека на поиск «национального» в межличностном пространстве, вниманию к национальности как к фактору взаимодействия людей (Мы-установки).

Таким образом, опросник, названный нами «шкала этнонациональных установок», содержит в себе четыре базовых шкалы:

  1. Анти-националистические установки
  2. «Негативно-окрашенные» националистические установки
  3. «Нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки
  4. «Нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки.

На основании теоретической модели авторами были выделены дополнительные шкалы, не находящие отражение в факторном пространстве, однако имеющие достаточную надежность (a-коэффициент Кронбаха = 0.65-0.77) и «прозрачное» теоретическое обоснование. Они были представлены в исследовательском инструментарии как дополнительные шкалы: Позитивная оценка феномена национальности; Негативная оценка феномена национальности; «Не-значимость» своей национальности; Позитивное отношение к людям своей национальности; Негативное отношение к людям «других» национальностей.

3. Для изучения взаимосвязи этнонацональных установок и этнических предубеждений как генерализованных установок мы использовали две методики

  • Опросник Э. Френкель-Брунсвик. Представленная методика предназначена для диагностики предубежденности как генерализованной установки "относиться к членам других групп предубежденно". Чем больше показатель по этой шкале, тем более высока вероятность того, что респондент будет с предубеждением относиться к другим этническим группам.
  • Для измерения этнической ин-толерантности личности использовался экспресс-опросник "Индекс толерантности", который свидетельствует об уровне толерантности/ин-толерантности личности: низкий уровень толерантности свидетельствует о выраженных ин-толерантных установках; средний уровень показывает ситуативную толерантность – ин-толерантность; высокий уровень толерантности свидетельствует об обладании выраженными чертами толерантной личности, но может также свидетельствовать о социальном инфантилизме.

4. Для изучения взаимосвязи этнонацональных установок и этнических предубеждений как частных установок мы использовали две методики:

  • Модификация метода диагностического теста отношений Г.У. Солдатовой. По мнению автора методики, шкала измеряет эмоционально-оценочный компонент социального стереотипа. Основываясь на обобщениях, сделанных Брауном в своём исследовании о социальной психологии предубеждения (Браун Р., 1995), согласно которым стереотип является преимущественно когнитивным феноменом, а эмоциональные процессы, связанные с ним, имеют отношение к предубеждению, мы полагаем возможным использовать данную методику для измерения аффективного компонента предубеждения.
  • Шкала социальной дистанции Э. Богардус, направленная на измерение поведенческого компонента предубеждения.

Для измерения поведенческого компонента предубеждения использовалась "Шкала социальной дистанции" Э. Богардус, рассматриваемой автором методики как степень близости или отчужденности между двумя группами людей. По Нельсону (Нельсон Т., 2003), поведенческий компонент входит в структуру предубеждения. Избегание представителей аут-группы рассматривается как основная характеристика и значимая составляющая. Вследствие этого для изучения поведенческого компонента предубеждения мы выбрали методику "шкала социальной дистанции", которая направлена на измерение степени отчуждённости по отношению к задаваемым исследователем группам.

В нашем исследовании в качестве объектов для ранжирования были выбраны следующие группы: арабы, азербайджанцы, чеченцы, таджики, швейцарцы, шведы, англичане. Часть из этих групп была взята по причине того, что по данным многочисленных исследований к представителям именно этих групп российская молодёжь демонстрирует негативное отношение. (Нейтральные группы, такие как швейцарцы, шведы, англичане были выбраны по обратной причине – отсутствия к ним негативного отношения российских молодых людей).

5. Для изучения влияния этнонациональных установок и результатов социального влияния на аффективный и поведенческий компонент предубеждения мы использовали следующие методы:

  • Для изучения социального влияния использовался метод "социальный сдвиг". Данный метод применяется для выявления аут-групповых аттитюдов и выявляет позитивную и негативную неизменную оценку, меняющуюся с позитивной на негативную и наоборот (Стефаненко Т.Г., 2006). Собственно сдвиг вычислялся как разность между показателями до и после воздействия, с учётом знака воздействия (положительный и отрицательный текст в данном исследовании) и особенностей конкретной методики. В случае положительного текста предполагалось положительное воздействие и ожидался сдвиг в положительную сторону. Таким образом, сдвиг в ожидаемую сторону всегда будет иметь положительное значение (>0), а сдвиг в непрогнозируемую сторону всегда будет иметь отрицательное значение (<0).
  • В исследовании мы использовали показатели аффективного и поведенческого компонента предубеждения по методикам: "диагностического теста отношений" Г.У. Солдатовой и "шкала социальной дистанции" Э. Богардус.
  • В контексте задач нашего исследования мы смоделировали ситуацию социального влияния. Для этого мы использовали текстовый материал – информационные врезки о вымышленных народностях. Данный текст был сознательно составлен нейтрально и слабо-воздействующим. Нам было важно получить тенденцию сдвига, так как очевидно, что при увеличении силы воздействия эта тенденция выразится более сильно (Зимбардо Ф., Ляйпе М., 2001).

Процедурно данная часть эксперимента организовывалась следующим образом: все респонденты получали два текста из вымышленного журнала «Мир путешествий» – описание путешествия в воображаемые страны: Рабат и Рокландию. При этом половина выборки получала для прочтения позитивную статью про рабатцев и негативную – про рокландцев; а другая половина выборки – негативную про рабатцев, позитивную про рокландцев.

В общем случае показатель эффективности воздействия данных текстов был выявлен с помощью метода One-Sample T-test и вычислен как значение выраженности общего сдвига.

Далее мы изучили особенности влияния этнонациональных установок на этнические предубеждения. Для этого мы рассмотрели результаты влияния этнонациональных установок на этнические предубеждения.

Таблица 1. Влияние этнонациональных установок на этнические предубеждения как генерализованные установки

Этнонациональные установки

Этнические предубеждения – генерализованные установки

Предубежденность

Этническая ин-толерантность

Анти-националистические установки



«Негативно-окрашенные» националистические установки

0,37**

0,71*

«Нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки



«Нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки



Дисперсия (%)

14%

50%

* значимость на уровне p<0.05

** значимость на уровне p<0.01

Полученные значения показывают, что из всех этнонациональных установок только «негативно-окрашенные» националистические установки влияют на предубеждённость и ин-толерантность. При этом «негативно-окрашенные» националистические установки оказывают больше влияния на ин-толерантность, чем на предубеждённость. Однако, достоверность влияния «негативно-окрашенных» националистических установок на предубеждённость выражена более ярко(p<0,01), чем влияния на ин-толерантность (p<0,05). Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что «негативно-окрашенные» националистические установки влияют на наличие предубежденности и на выраженность ин-толерантных установок по отношению к окружающему миру и людям. Иными словами, негативное отношение к другим, как к потенциальному источнику угрозы, влияет на предубеждённость и ин-толерантность, в то время как установки личностного характера, содержащие представление о национальности как о феномене приватного, личного переживания, а также установки, ориентирующие человека на поиск национального в межличностном пространстве – не влияют на предубеждённость и ин-толерантность. Полученный результат можно объяснить возрастной специфичностью выборки, которая характеризуется повышенной социальной сензитивностью. Данный возраст характеризуется острым осознаванием своего места в жизни, а также осознанием психологических границ "Я". Как известно, именно становление социальной идентичности, и этнической идентичности в частности, сопровождается острым переживанием феномена «свой–чужой» или «Мы–Они», ведь согласно исследованиям Тешфела, дифференциация категорируемых групп связана с групповой идентификацией и часто проявляется в отношении именно этнических групп (Тешфел Г., 1981; Поршнев Б.Ф., 1973). Также отметим, что представители исследуемого возраста очень чувствительны к различным источникам социального влияния, и исследования Мальковой В.К. (2002) показывают, что большое количество тем СМИ транслирует этническую тему, используя язык вражды, что автоматически ведёт за собой сначала скрытое формирование, а затем и явное проявление ин-толерантных установок и предубеждённости у молодёжи.

Полученные данные позволяют нам сделать вывод о том, что между этнонациональными установками и генерализованными установками людей "относиться к членам других групп предубеждённо" существует взаимосвязь, наиболее заметная в отношении националистических установок. Данный вывод подтверждает первую гипотезу нашего исследования.

Согласно плану исследования поведенческий и аффективный компонент предубеждения рассматриваются как частные установки. Для начала рассмотрим влияние этнонациональных установок на поведенческий компонент предубеждения. Данный аспект изучался с помощью методики Э. Богардус "Шкала социальной дистанции", которая подробно описана выше. Здесь отметим, что она направлена на выявление степени «приятия»/«неприятия» по отношению к представителям конкретных этнических групп.

Таблица 2. Влияние этнонациональных установок на поведенческий компонент предубеждения (социальную дистанцию по методике Э. Богардус)

Этнонациональные установки

Дистанция с группой:

арабы

азербайджанцы

чеченцы

таджики

швейцарцы

англичане

Анти-националистические установки


-0,46





«Негативно-окрашенные» националистические установки

0.64

0,50

0,60

0,46



«Нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки


-0,51





«Нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки





0,51

0,35

Дисперсия (%)

41%

40%

36%

20%

26%

12%

* значимость на уровне p<0.05

** значимость на уровне p<0.01

Далее перейдем к описанию результатов изучения влияния этнонациональных установок на поведенческий компонент предубеждения. Полученные значения показывают, что «негативно-окрашенные» националистические установки влияют на увеличение социальной дистанции по отношению к таким этническим группам, как арабы, азербайджанцы, чеченцы и таджики. В то время как анти-националистические установки и «нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки влияют на сокращение социальной дистанции в отношении такой этнической группы, как азербайджанцы. Также отметим, что «нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки влияют на увеличение социальной дистанции в отношении таких этнических групп, как швейцарцы и англичане. Полученный результат можно объяснить тем, что «негативно-окрашенные» националистические установки, связанные прежде всего с крайне негативным отношением к представителям других этнических групп, будут влиять на поведенческий компонент предубеждения в отношении этнических групп, с упоминаем о которых в СМИ часто связана либо террористическая угроза (чеченцы и арабы), либо угроза безопасности, связанная с наркотиками (таджики и азербайджанцы). Влияние «нейтрально-окрашенных» националистических Я-установок на поведенческий компонент предубеждения в сторону увеличения социальной дистанции по отношению к швейцарцам и англичанам можно объяснить тем, что в отношении данных этнических групп сработала так называемая юношеская конкуренция: респонденты оценивают данные этнические группы как близкие себе, как представителей европейской цивилизации и именно поэтому проявляют позицию соперничества. Влияние «нейтрально-окрашенных» националистических Мы-установок и «анти-националистических» установок на поведенческий компонент предубеждения в сторону сокращения социальной дистанции по отношению к азербайджанцам можно объяснить тем, что разделение взглядов и установок, связанных с гордостью за свой народ и ощущение его силы и значимости могло запустить в действие чувство снисходительности сильных по отношению к более слабым. Но с другой стороны, это может быть критерием определенного "потепления" отношения к данной этнической группе.

В отличие от поведенческого компонента, в области взаимосвязи этнонациональных установок и аффективных аспектов предубеждения значимого влияния не обнаружено. Единственная значимая взаимосвязь касается эмоционального отношения к ин-группе ("мой народ"). «Негативно-окрашенные» националистические установки влияют на негативную оценку своего народа, в то время как склонность к согласию с «нейтрально-окрашенными» националистическими Я-установками связана с позитивным к нему отношением.

Полученные данные позволяют нам сделать вывод о том, что между этнонациональными установками и этническими предубеждениями по отношению к различным этническим группам существует взаимосвязь. При этом более ярко оно выражено в виде влияния этнонациональных установок на поведенческий компонент предубеждения. Данный вывод подтверждает вторую гипотезу нашего исследования.

Далее мы изучали влияние различных аспектов этнонациональных установок и результатов социального влияния на этнические предубеждения. Для изучения социального влияния использовался метод социального сдвига. Более подробно этот метод описан выше, здесь лишь напомним, что сдвиг вычисляется как разность между показателями до и после информационного воздействия.

Далее перейдем к описанию результатов изучения влияния этнонациональных установок на выраженность изменения предубеждения к вымышленным группам – рабатцам и рокландцам.

Таблица 3. Влияние этнонациональных установок на выраженность изменения предубеждения к вымышленным группам (при различных видах воздействия: позитивном и негативном)

Независимые переменные

Зависимые переменные

Этнонациональные установки

Изменение аффективного компонента предубеждения

Изменение поведенческого компонента предубеждения

Позитивное воздействие

Негативное воздействие

Позитивное воздействие

Негативное воздействие

Анти-националистические установки

0.54

Влияния не обнаружено

Влияния не обнаружено


«Негативно-окрашенные» националистические установки



«Нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки

-0.47

0,37*

«Нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки

0,78*


Дисперсия (%)

14%

14%

* значимость на уровне p<0.05

** значимость на уровне p<0.01

Описывая полученные данные, мы можем отметить, что чем больше анти-националистические установки и «нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки, тем больше сдвиг аффективного компонента предубеждения при позитивном воздействии. В то время как чем больше «нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки, тем меньше вероятность сдвига аффективного компонента предубеждения при позитивном воздействии. Также отметим, что чем больше «нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки, тем больше изменение поведенческого компонента предубеждения при негативном воздействии. Наиболее важный для нашего исследования результат заключается в том, что «анти-националистические» установки и «нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки будут являться причиной положительного изменения аффективного компонента предубеждения в случае позитивного информационного воздействия, в то время как «нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки будут являться причиной отрицательного изменения аффективного компонента предубеждения при позитивном воздействии и положительного изменения поведенческого компонента предубеждения при негативном воздействии. Объясняя полученные результаты, отметим, что влияние «анти-националистических» установок на выраженность изменения аффективного компонента предубеждения объясняется нежеланием использовать категорию "национальность", являющуюся причиной беспорядков, непонимания и конфликтов. Позитивная информация о других этнических группах будет являться поводом для ожидания улучшения общественного порядка. Влияние «нейтрально-окрашенных» националистических Мы-установок на выраженность сдвига аффективного компонента предубеждения связано с тем, что представление о ценности и значимости своей этнической группы и осознание её силы будет являться возможной причиной устойчивости к позитивному информационному воздействию. Более того, позитивное воздействие может восприниматься как излишне назойливое, нарочитое. Отсюда естественное желание сделать наоборот. Тем более, такая реакция характерна для данной возрастной группы. Влияние «нейтрально-окрашенных» националистических Я-установок на выраженность сдвига аффективного компонента предубеждения при позитивной информации связано с тем, что уважение к своей национальности не противоречит уважительному отношению к другим национальностям. Поэтому логично улучшение отношения при позитивной информации.

Эти данные позволяют нам сделать вывод о том, что этнонациональные установки влияют на выраженность изменения предубеждения к этническим группам в результате как позитивного, так и негативного информационного воздействия. Данный вывод подтверждает третью гипотезу настоящего исследования.

В заключении диссертации мы сформулировали основные выводы работы, подчеркнули ее вклад в развитие социальной психологии, связанный, в частности, с разработкой факторной структуры этнонациональных установок и изучении их взаимосвязи с этническими предубеждениями, а также изучению особенностей влияния этнонациональных установок на выраженность изменения предубеждения; наметили перспективы дальнейшего развития изученной проблематики.

Анализ результатов данного исследования позволяет сделать следующие выводы:

Рассмотрев предубеждение как генерализованные установки, и изучив влияние на них этнонациональных установок, было выявлено, что

  • «негативно-окрашенные» националистические установки влияют на наличие предубежденности и на выраженность ин-толерантных установок по отношению к окружающему миру и людям.

Рассмотрев влияние этнонациональных установок на аффективный/поведенческий компонент предубеждений, которые рассматривались в контексте частных установок, было установлено, что

  • этнонациональные установки оказывают влияние на поведенческий компонент предубеждения. Данное влияние имеет следующие особенности: «анти-националистические» установки и «нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки будут влиять на изменение поведенческого компонента предубеждения в отношении азербайджанцев в сторону сокращения социальной дистанции по отношению к данной этнической группе, в то время как «негативно-окрашенные» националистические установки будут влиять на изменение поведенческого компонента предубеждения в сторону увеличения социальной дистанции в отношении таких этнических групп, как таджики, арабы, чеченцы и азербайджанцы. Также полученные данные позволяют нам сделать вывод о том, что «нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки будут влиять на изменение поведенческого компонента предубеждения в сторону увеличения социальной дистанции по отношению к группам, с которыми отсутствует непосредственное взаимодействие (такими, как швейцарцы и англичане).

Изучив влияние этнонациональных установок на выраженность изменения предубеждения к вымышленным группам (при различных видах воздействия, позитивном и негативном) мы можем считать, что

  • «анти-националистические» установки и «нейтрально-окрашенные» националистические Я-установки влияют на выраженность положительного изменения аффективного компонента предубеждения в случае позитивного информационного воздействия, в то время как
  • «нейтрально-окрашенные» националистические Мы-установки влияют на выраженность отрицательного изменения аффективного компонента предубеждения при позитивном воздействии и положительного изменения поведенческого компонента предубеждения при негативном воздействии.
  • Этнонациональные установки способствуют успешности/неуспешности снижения аффективного компонента предубеждения в результате позитивного влияния.
  • Этнонациональные установки способствуют подверженности изменениям поведенческого компонента предубеждения в результате негативного информационного воздействия.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК МО и науки РФ:

1. Ткаченко Н.В. Этно-национальные установки и этнические предубеждения: проблема взаимосвязи // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». – №1. – 2009 – М.: изд-во МГОУ. – С.149-158

Другие статьи и тезисы докладов:

2. Ткаченко Н.В. Формирование образа мигранта в средствах массовой информации // Состояние и тенденции межнациональных отношений этнодемографического развития населения г.Москва: социологический и социально-психологический аспекты / Каменев А.Н., Кондратьев М.Ю., и др. – М., 2004. – С.123-132.

3. Ткаченко Н.В. Восприятие сообщений о мигрантах, опубликованных в сети интернет // VI Конгресс этнографов и антропологов России, Санкт-Петербург, 28 июня – 2 июля 2005 г.: Тезисы докладов / Отв. ред. Ю.К. Чистов. – СПб.: МАЭ РАН, 2005. – С. 496-497.

4. Ткаченко Н.В. Этническая стереотипизация в контексте повседневной межличностной коммуникации в среде мегаполиса // Материалы XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», Том II. – М.: Изд-во МГУ, 2006. – С. 268-269.

5. Ткаченко Н.В. Опыт полевого исследования этнической стереотипизации в контексте повседневной межличностной коммуникации // Первый Российский культурологический конгресс. Программа. Тезисы докладов. – СПб: Эйдос, 2006. – С. 267.

6. Ткаченко Н.В. Этническая стереотипизация в контексте повседневной межличностной коммуникации {социально-психологический анализ вопроса} // Молодые учёные – московскому образованию. Материалы V городской научно-практической конференции молодых учёных и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения. – М.: МГППУ, 2006. – С. 265-266.

7. Ткаченко Н.В. Этническая предубежденность индивида и этно-национальные установки // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов»: секция «Психология», подсекция №14 «Психология межэтнического взаимодействия»/ Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев. [Электронный ресурс] — М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2008. — 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см.

8. Ткаченко Н.В. К вопросу взаимосвязи этнонациональных установок и этнической предубеждённости личности // Личность в межкультурном пространстве. Тезисы конференции. – М.: РУДН, 2008. – С.150-152.



Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2017 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика