Детская психология
 

Отрасли        психологии


RSS Настроить






Методы воздействия на личность и их психологическая ценность

Диссертант: Надирашвили Димитрий Шотаевич
Год защиты: 1990
Ученая степень: кандидат психологических наук
Научный руководитель: Норакидзе В.Г.
Ведущее учреждение: Тбилисский государственный педагогический институт иностранных языков им. И. Чавчавадзе
Место выполнения: АН ГССР, ИП им. Д.Н. Узнадзе
Оппоненты: Колбая М.Г., Сакварелидзе Р.Т.
Добавить в закладки
Версия для печати
Отправить на e-mail

На правах рукописи

НАДИРАШВИЛИ ДИМИТРИЙ ШОТАЕВИЧ

МЕТОДЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ЛИЧНОСТЬ И ИХ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Общество в процессе своего развития становится более дифференцированным. Также и деятельность человека, какой бы сферы она не касалась, приобретает все более конкретный, узкоспециализированный характер. Аналогичная картина наблюдается и в психологии. Каждая ячейка, каждый пласт общества нуждается в помощи со стороны психологической науки. Поэтому возникла тенденция конкретного подхода к каждой сфере, начиная с личности и проблематики семьи и кончая большими производственными и общественными группами. Во всех этих сферах занимаются разработкой вопросов обучения, воспитания и управления.

Актуальность темы работы обусловлена тем, что психолог-консультант и психотерапевт становятся непременными участниками решения проблем социальных, семейных и межличностных взаимоотношений. В улаживании и регулировании указанных кардинальных проблем цивилизованное общество отводит главнейшую роль психологической науке, и эти вопросы никоим образом не должны решаться методом бессистемных проб и ошибок. Должны быть использованы теоретические и практические достижения грузинской и мировой психологической науки.

Вопрос актуален не только для Грузии, однако проблемы, стоящие перед практической психологией у нас и на Западе, различны. На Западе наблюдается своеобразный психотерапевтический бум и обилие различных методов, порядка 70-120 малых и больших терапевтических подходов, что в некотором роде граничит с хаосом.

В грузинской психологии же другая крайность: здесь совершенно не развито психотерапевтическое направление. Не применяются на практике и фундаментальные положения теории Д.Н. Узнадзе. Несмотря на то, что психология установки в Грузии в силу сложившихся давних глубоких традиций детально разработана в экспериментально-теоретическом плане и как теория приобрела мировое значение, она не получила должного выхода в практику, в частности, имеется в виду использование ее закономерностей в психоконсультации и регулировании межличностных отношений. По нашему мнению, опираясь на теорию установки, можно построить сильную терапевтическую модель, способную стать принципиально новым направлением в сложной и важной сфере коррекции личности и межличностных отношений.

Главная цель работы - выяснение вопроса, вставшего перед нами при исследовании основных направлений психотерапии: почему использование совершенно разных психотерапевтических методов приводит к желательному психологическому воздействию на человека.

Нами были выдвинуты следующие гипотезы исследования:

1.    Первая: несмотря на неодинаковость используемых в процессе психотерапевтического воздействия методов, эти последние, возможно, имплицитно содержат в себе нечто общее - общее средство воздействия, вследствие чего им удается вызвать в личности благоприятные изменения одного и того же характера.

2.    Вторая гипотеза гласит: возможно, различными психотерапевтическими методами оказывается воздействие на разные стороны личности. Изменения, благодаря которым личности удается выйти из конфликта, могут значительно отличаться друг от друга. По этой гипотезе предполагается также, что трудности, которые имеются у личности и которые она должна преодолеть, по своей природе неодинаковы, касаются различных аспектов личности, - и потому для их преодоления нужны различные методы.

Нами преследовалась также цель установить взаимосвязи между теоретико-экспериментальным базисом теории установки и межличностными отношениями, вытекающими из выявленных нами закономерностей, что может лечь в основу установочной модели терапии.

Научная новизна работы состоит:

1)    в экспериментальных результатах, полученных посредством использования рационального, центрированного на личности и направленного на проблему методов. Указанные результаты были сопоставлены между собой по целой системе специально выработанных критериев, на основе чего был сформулирован ряд положений, из которых особо следует отметить следующие:

а)    используемые в психотерапии рациональные и центрированные на клиенте методы содержат в себе различные средства терапевтического воздействия;

б)    при использовании центрированного на личности метода большую роль играет эмпатическое отношение терапевта к клиенту, что побуждает последнего к проникновению в глубины своей личности;

в)    при использовании рационального метода происходит фиксация и упрочение принятого пациентом положения, на что оказывает существенное влияние оценочное отношение психотерапевта к взглядам пациента.

2.    При изучении установок человека к социальным объектам нами были обнаружены закономерности, позволяющие охарактеризовать взаимовлияние позиций, которые удалены от установок личности на различное расстояние.

3.    Было установлено, что все эти результаты на основе понятия установки могут быть объединены в одну систему.

4.    Проведенный нами теоретический анализ показал, что с учетом данных психотерапевтических методов может быть построена терапевтическая модель установки, опирающаяся на основные принципы общепсихологической теории Д.Н. Узнадзе.

Практическая ценность работы заключается в сделанных на основе экспериментальных данных выводах, согласно которым закономерности, присущие как роджерсовскому и рациональному, так и в особенности установочному методам, могут быть конкретно использованы в той или иной психотерапевтической модели, а также привлечены для создания установочной психокоррекционной модели.

Указанные закономерности могут применяться в сфере обучения и воспитания, а также межличностных отношений в виде концептуальной практической модели.

Апробация. Результаты исследования были доложены и рассмотрены на нескольких научных заседаниях, в том числе: на республиканской конференции молодых психологов "Актуальные вопросы практической психологии" (Тбилиси, 1988); во II международной школе молодых психологов: "Развитие личности в современном обществе: психологические проблемы" (Болгария, Элените, 1989); на заседаниях отдела педагогической психологии Института психологии им. Д. Узнадзе.

Публикации. Основное содержание исследования изложено в трех публикациях, указанных в конце автореферата.

Структура работы. Работа состоит из четырнадцати глав, объединенных в три части и насчитывает 140 машинописных страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во вводной части обосновывается актуальность темы в теоретическом и практическом плане. Рассматривается проблематика психологической помощи и понимания личности у нас и на Западе. Показывается необходимость развития неврачебной - неклинической психотерапевтической службы в Грузии и указываются ее цели и задачи. Изложены цель и гипотезы исследования. Проанализирован ряд проблем, стоящих перед рациональной и центрированной на личности терапиями.

В первой части диссертации объединены четыре главы: I - Две важные тенденции воздействия на личность в психотерапии, II - Специфические задачи рационального терапевтического метода; III - Вопрос эволюции центрированного на клиенте терапевтического метода; IV - Центрированная на клиенте терапия Карла Роджерса.

В первой главе внимание акцентировано на одном из кардинальных вопросов психотерапии, касающемся того, какие отношения должны устанавливаться между психотерапевтом и пациентом, или какого типа воздействие должно оказываться на пациента со стороны терапевта.

Психотерапевтические модели принципиально различаются по самому стилю этого воздействия. С этой точки зрения, в указанных моделях выделяются две формы воздействия. Одну из них постулируют т.н. теории научения, в число которых попадают такие важнейшие психологические направления, как бихевиористское, рациональное, психоаналитическое. В них предполагается, что терапевт в передаче знаний и мыслей выступает в роли учителя и взаимоотношения осуществляются путем логического воздействия и убеждения.

Воздействие второго типа используется в гуманистической психотерапии, в которой вместо логического воздействия и убеждения выслушивают клиента, принимают его, стремятся личностно понять. В указанной модели на переднем плане фигурируют уникальность человека, потребность в личностном росте, его внутренний потенциал, поэтому, в отличие от взаимоотношений первого типа, психотерапевт не навязывает своих мыслей и взглядов клиенту, а исходит из самой личности как отправной точки и следует ее линии мышления, чей облегчает ей процесс понимания и принятия самой себя и создает возможности личностного развития и роста.

Несмотря на то, что рациональная и близкие к ней по направлению теории расходятся и противопоставляются по многим кардинальным пунктам теориям гуманистической ориентации, это, однако, не говорит об ошибочности или истинности одной из них. Обе эти основные линии, как будет показано в дальнейшем, преследуют специфические цели в психотерапии, вследствие чего при правильном целостном подходе могут быть успешно использованы для создания взаимодополняющих, более общих и многоплановых теорий личности.

Думается, что в создании такой терапевтической модели принципиальную роль должна сыграть психологическая теория установки и открытые ею установочные закономерности.

Что касается рационального терапевтического метода, то это сложная система, пытающаяся решать вопросы, начиная с определения личности и кончая ее терапией. В этой главе затрагиваются специфические задачи, стоящие перед терапевтической моделью и решаемые терапевтом в ходе процедуры. Теоретическим кредо рациональной терапии при взаимоотношении с клиентом является следование критериям логики, здравого смысла, жизненных норм людей. Сущность подобной терапии состоит в том, чтобы помочь человеку принять самого себя и внешний мир путем объективного, логического рассуждения. Убеждающим средством в этом взаимоотношении выступает логическое суждение, убедительно и аргументировано преподнесенное терапевтом в приемлемой для клиента форме. В то же время порицаются такие формы взаимоотношения с клиентом, при которых используется гипноз и внушение. Важно активное участие сознания пациента, его интеллекта в протекании терапевтического процесса. Возникает вопрос, что происходит с пациентом после воздействия подобного рационального суждения? Оказалось, что человек податлив к воздействию рациональной, логически стройной, содержащей истину позиции.

Что же касается психических процессов пациента во время рациональной терапии, то терапевт ориентирован не на гипнотическую обработку пациента, а на его мысли и разум. При органических заболеваниях терапия может оказать влияние на физические нарушения, на вызванные этими нарушениями симптомы.

Если позиция, предлагаемая терапевтом пациенту, логически верна и убедительна, у пациента возникает тенденция принять и зафиксировать ее. Тем самым пациент меняет имевшийся у него до этого взгляд о самом себе и своей болезни. В этом состоит принцип воздействия рациональной терапии. В этом контексте терапевт выступает в роли источника, предлагающего и аргументирующего полезные для человека позиции. Процессуально "проезжая дорога" рациональной терапии - процесс терапии - это логически стройная устойчивая система, нуждающаяся в строго аргументированных положениях, гармонически связанных друг с другом; при этом фиксированные установки, мешающие пациенту в жизни, должны последовательно "выводиться" терапевтом и вместо них укореняться здоровые и позитивные отношения к самому себе и к собственному здоровью.

Говоря о рациональной терапии, непременно следует учитывать период ее создания - начало двадцатого века. Величайшим достижением этого времени нужно считать ту ступень гуманизации, на которую поднялось психотерапевтическое направление, исходя из данных психологии сознания.

И наконец, следует отметить ее метод как упражнение и воспитание ума, способности к рассуждению, как помощь в логическом мышлении, знании критериев и норм. Все это стоит на переднем плане в рациональной терапии, т.к. чтобы снять возникшую у пациента проблему, терапевт должен помочь ему понять и принять правильные, логически оправданные взгляды, что позволит справиться со стоящими перед ним трудностями. В этом же процессе должны быть преодолены алогичные, неверные фиксированные общераспространенные взгляды. В их повторном изложении и разборе терапевт играет важную роль. Примечательно, что рациональная терапия стала этапным явлением, одним из основных источников возникновения других терапевтических моделей.

В главе "Вопрос эволюции центрированного на клиенте терапевтического метода" с позиций роджеровской терапии проанализирована одна из центральных глав романа Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы" - "Великий инквизитор". Эта легенда интересна для нас тем, что взаимоотношения ее персонажей отмечены спецификой центрированной на клиенте терапии. Это и неудивительно. В развитии психологии и, в частности, психотерапии, чувствовался мощный импульс со стороны различных дисциплин и источников знания.

В главе "Центрированная на клиенте терапия Роджерса" сделан анализ указанного терапевтического подхода. Согласно теории К. Роджерса, каждый индивид переживает лишь часть феноменологического мира и реагирует на нее в зависимости от видения им действительности. Исходя из этого, по данной теории, правильное адекватное восприятие действительности и есть основной вопрос и проблема пациента. Личность и ее организм реагируют на внешний мир как единое целое, поэтому понять атомарно реакцию на окружающую среду невозможно. По Роджерсу, у организма имеется одно основное влечение: стремление к актуализации, самораскрытию, проявлению себя в полной силе. Для того, чтобы поведение протекало в этом направлении, необходимо, чтобы индивид был способен к верному восприятию окружающей реальности и правильной самооценке. При неадекватном восприятии возникают препятствия. Если перцепции индивида неверны, он ошибается и регрессивное поведение принимает за действия по актуализации, усилению, раскрытию "я". Таким образом, основной акцент терапии обращен на правильное восприятие, что же касается поведения, то это воплощение восприятия. Часто восприятие соответствует реальности, иногда же нет, но именно восприятие, а не сама реальность играют решающую роль в детерминации поведения. Необходимо также указать, что прошлый опыт определяет восприятие, организм же пытается решать насущные потребности, поэтому так важна правильность восприятия.

Чрезвычайно важным моментом теории является понимание осуществленного личностью поведения. По роджерсовской теории, личность - это своего рода неповторимое, уникальное явление. В контексте признания феномена уникальности вполне естественно и логично исключить со стороны терапевта употребление таких терминов, как больной - здоровый, нормальный - ненормальный. Личность не должна оцениваться с позиций наших собственных или каких-то общих критериев, поскольку при такой оценке она выглядит иначе, чем есть в реальности. Трудности терапевтического подхода связаны именно с тем, что весьма нелегко встать на позиции другой личности, поскольку эти позиции часто неосознанны в достаточной степени самой личностью.

Важный пункт теории - определение личности, или ее "я", ее психологического содержания, ее феноменальности. Проблема феномена "я" по-разному решается у различных авторов, для Роджерса же "я" - это осознание бытия, действия, функционирования.

Структура "я" формируется во взаимодействии со средой, в особенности, в результате оценочных актов со стороны других людей. Эта структура представляет собой организованную и в то же время подвижную систему восприятий, соотношений, ценностей "я". Эта система формируется с раннего детства, когда человек создает о себе представление на фоне субъективных переживаний собственных действий и чаще оценок, данных ему другими. Оценка других составляет важнейший момент в терапевтической модели Роджерса. Данным другими оценкам – «хороший мальчик», "плохой мальчик", "шалун" - личность придает большое значение в формировании взглядов о собственном "я". Но здесь должна осуществляться правильная символизация, правильное именование оценок, данных другими. Эти оценки должны осознаваться как оценки других, а не как самооценки. В противном случае происходит подгонка самого себя к данным оценкам, искажается структура Я, извращаются ее основные функции. Таким образом создается та структура "я", которая впоследствии нуждается в коррекции и терапии.

В работе перечислены показатели личности, изменившейся по терапевтической модели Роджерса, описаны ход и протекание психотерапевтического процесса, дано несколько формулировок роли консультанта роджеровского типа, указано, какие принципиальные допущения имеются у центрированной на клиенте терапии, перечислены изменения, происходящие в "я" личности во время терапии. В основном личность изменяется в трех направлениях: 1) человек воспринимает себя более адекватной личностью и может встретить жизнь лицом к лицу., 2) человеку удается отразить в сознании больше переживаний и внешних воздействий и тем самым произвести более реалистическую оценку своих возможностей, 3) личность переносит основу оценки в самого себя, понимая, что "плохое" и "хорошее" не характеризует объект, а она сама приписывает ему эти качества.

Приведены показатели изменений, происходящих в поведении после терапевтического процесса, и высказано соображение о том, кто нуждается в терапии.

Во второй части "Экспериментальные данные воздействия на личность психологическими методами" предпринята попытка ответить на выдвинутые в начале работы альтернативные гипотезы. В качестве предмета экспериментального изучения были взяты два противоположных друг другу психотерапевтических метода и соответствующие им направления: метод рациональной терапии и метод центрированной на клиенте терапии. Встала задача экспериментального выяснения того, какого вида воздействие оказывают на личность эти методы, какой спецификой характеризуются вызванные ими эффекты, какая из сформулированных нами гипотез может считаться правомерной.

Для ответа на эти вопросы необходимо было в первую очередь произвести четкую дифференциацию методов, соответствующих указанным психотерапевтическим направлениям, и с их помощью воздействовать на личность. Помимо того, для решения нашей задачи необходимо было производить регистрацию результатов такого воздействия по одной и той же системе критериев. С этой целью, с учетом природы указанных терапевтических методов, были построены две системы учета-регистрации, которые использовались нами при рассмотрении результатов, полученных под воздействием как одного, так и другого метода.

Сама экспериментальная процедура была такова: в течение 30-60 минут с одной частью испытуемых проводился разбор их личностной проблемы по методу рациональной терапии, с другой же частью работали по методу центрированной на клиенте терапии. Каждая беседа фиксировалась на магнитофоне для последующего анализа. Таким образом, в эксперименте использовались два метода воздействия на личность. Экспериментальный материал анализировался с помощью специально созданных шкал, позволяющих выяснить характер воздействия метода на личность.

Из анализа полученных данных выяснилось, что показатели работы по рациональному методу удовлетворили критерии фиксации в 66 случаях и не удовлетворили в 44 случаях. Совершенно иную картину имеем при измерении тех же результатов по критериям глубины. Оказалось, что результаты, полученные при воздействии на испытуемых по рациональному методу, удовлетворили критерии глубины в 14 случаях, а в 151 случае не удовлетворили.

Следовательно, можно сказать, что изменения, происшедшие в суждениях испытуемых при воздействии на них по рациональному методу, имеют совершенно определенную, специфическую природу и хорошо отражаются в критериях фиксации, но не могут быть выявлены через глубинные критерии. В этих критериях совершенно по-разному отражаются происшедшие в суждениях испытуемых изменения. Выявленные с их помощью результаты значительно различаются между собой: χ2= 84, 9, р < 0,005. Эти результаты свидетельствуют о том, что при воздействии по рациональному методу в психике испытуемого происходит принятие определенной позиции, ее оформление и фиксация. В этом процессе начинается и продолжается логическая организация и формирование его взглядов.

Обработка данных, полученных в условиях воздействия на личность по психотерапевтическому методу Роджерса, с использованием тех же критериев фиксации и глубины показала значительные изменения в суждениях испытуемых. Выяснилось, что по указанным критериям испытуемые претерпели резкие изменения на последнем этапе. В их суждениях глубинные критерии удовлетворились 146 раз и не удовлетворились 4 раза, тогда как в тех же результатах рациональные критерии удовлетворились лишь в 27 случаях и не удовлетворились в 77-х.

Разница между результатами велика χ2 = 140,46, р < 0,005.

Как следует из полученных результатов, при воздействии на испытуемых в соответствии с роджерсовской психотерапией в их суждениях происходят глубинные изменения, однако эти последние не удовлетворяют требованиям критериев фиксации.

Для того, чтобы ясно охарактеризовать полученные результаты, необходимо их сопоставить.

Результаты измерения по критерию фиксации

Результаты измерения по критерию глубины

удовлетворили

не удовлетворили

удовлетворили

не удовлетворили

Результаты, полученные при работе по рациональному методу

66

44

14

151

Результаты, полученные при работе по роджерсовскому методу

27

77

146

4

Из вышеприведенной таблицы хорошо видно, что в условиях воздействия по рациональному психотерапевтическому методу в суждении испытуемого происходят изменения, которые хорошо отражаются в показателях измерения по критерию фиксации. Полученные здесь данные удовлетворили критерии фиксации в 66 случаях против 44. Что касается критериев глубины, то в случае воздействия по методу рациональной терапии они были удовлетворены лишь 14 раз против 151, т.е. в них не нашли отражения возникшие в этих условиях изменения в суждениях испытуемых.

Совершенно противоположная картина била получена в экспериментах, проведенных по методу роджерсовской терапии. В суждениях испытуемых и в этом случае происходят значительные изменения, однако они отражаются в показателях их обработки по критерию глубины, но не фиксации. В частности, полученные здесь данные удовлетворили критерии глубины в 146 случаях против 4. Как видим, роджерсовской метод воздействия, действительно, оказал большое влияние на суждения испытуемых. В то же время критерии фиксации в данных условиях были удовлетворены лишь в 27 случаях против 77. Сравнительный анализ указанных данных показал значимую и достоверную разницу между ними. В экспериментах, проводимых по рациональному методу, где разбор личностной проблемы происходил путем логического и рационального обсуждения ее между руководителем опыта и испытуемым, происходило упрочение, обобщение и логическое оформление прежних взглядов испытуемого или только что принятых положений. Совершенно отличные и вместе с тем ясные результаты были получены в экспериментах, поставленных с использованием роджерсовской психотерапии. В это время наблюдалось более глубокое проникновение испытуемыми в свой психический мир. Они ищут подоплеку своих воззрений, их мотивы, осознают скрытые тенденции принятия своих взглядов, свои тайные мысли и намерения, неизвестные им. Вместе с тем они переходят от абстрактного и логического разбора своих переживаний к анализу своих актуальных, "живых" переживаний, что достигается путем проникновения в глубинные сферы своей психики.

Следовательно, можно сказать, что работая с испытуемыми по рациональному и роджерсовскому методам воздействия, мы получили совершенно ясные и вместе с тем неодинаковые изменения в их сознании. Эти последние соответствуют, по нашему мнению, тем изменениям, которые предполагаются психотерапевтами, работающими по указанным методам.

Из полученных результатов ясно следует, что изученные нами методы решают совершенно разные задачи. Они служат формированию различных аспектов личности и потому, разумеется, не могут с одинаковым успехом использоваться для преодоления любых трудностей. Так, например, когда человек должным образом не осознает свои глубинные личностные затруднения, неправильное отношение к своим скрытым, глубинным переживаниям, то в этом случае более успешным может оказаться работа по методу центрированной на личности терапии. Однако, если личностные трудности человека проистекают от неорганизованности его опыта с логической точки зрения, неимения твердых взглядов и неуверенности, то здесь, несомненно, большую пользу принесет метод рациональной терапии.

Таблица № 1

Критерии глубины удовлетворили

Критерии глубины не удовлетворили

Результаты работы по рациональному методу

14

151

Результаты работы по методу, направленному на проблему

41

109

χ2=19,36; р<0,005

Таблица № 2

Критерии глубины удовлетворили

Критерии глубины не удовлетворили

Результаты работы по роджерсовскому методу

146

4

Результаты работы по методу, направленному на проблему

41

109

χ2=156,52; р<0,005

Таблица №3

Критерии фиксации удовлетворили

Критерии фиксации не удовлетворили

Результаты работы по рациональному методу

66

44

Результаты работы по методу, направленному на проблему

33

62

χ2=13,02; р<0,005

Таблица № 4

Критерии фиксации удовлетворили

Критерии фиксации не удовлетворили

Результаты по роджерсовскому методу

27

17

Результаты работы по методу, направленному на проблему

33

62

χ2=8,68; р<0,005

Таблица № 5

Требования критерия фиксации удовлетворили

Требования критерия фиксации не удовлетворили

Требования критерия глубины удовлетворили

Требования критерия глубины не удовлетворили

Материалы работы по методу неэмпатического отношения

1

99

1

159

На основе анализа добытых результатов были сформулированы положения, позволяющие ответить на поставленные нами вопросы. Ниже приводим эти положения:

I.     Используемые в психотерапии роджерсовский и рациональный методы содержат в себе неодинаковые средства терапевтического воздействия.

II.    В терапии, проводимой по центрированному на личности роджерсовскому методу, большую роль играет эмпатическое отношение психокорректора к клиенту, что побуждает этого последнего к углублению в свою личность, к осознанию своих глубоких личностных переживаний. Аналогично и испытуемые в таких условиях начинают осознавать глубокие личностные основы своих проблем, что дает представление об одном из серьезных механизмов формирования личности.

III.  В процессе экспериментально имитированной терапии замена эмпатического отношения неэмпатическим приводит к прекращению проникновения в глубины личности, а это значит, что проникновение в глубины личности и осознание своих проблем и связанных с ними переживаний существенно зависят от эмпатического отношения психокорректора к своему клиенту.

IV.   При использовании метода рациональной терапии, где центральную роль играет оценочное отношение терапевта к клиенту, фиксация определенных взглядов и позиций личности решающим образом зависит от оценочного отношения к ней психотерапевта. Если руководитель опыта, обсуждая с испытуемым его проблемы, выявляет оценочное отношение к нему, наблюдается фиксация и упрочение взглядов этого последнего.

V.    Если же в экспериментальных условиях при обсуждении испытуемым своих проблем происходит замена оценочного отношения экспериментатора безоценочным, то имеет место резкое падение показателей фиксации - упрочения взглядов испытуемого. Эти данные говорят о том, что оценочное отношение психотерапевта во время сеанса может вызвать фиксацию и упрочение определенных взглядов пациента.

VI.  Можно сказать, что указанные методы содержат в себе различные средства воздействия на человека и оказывают влияние на разные аспекты его психический активности. Эмпатическое отношение побуждает человека к проникновению в глубины своей личности, а оценочное отношение вызывает фиксацию и упрочение его взглядов и позиций.

Третья часть состоит из трех глав: 1) Введение, 2) Психологические закономерности взаимовлияния позиций, удаленных от установки испытуемого на различное расстояние, (III эксперимент), 3) Критика современных терапевтических направлений и попытка построения установочной терапевтической модели.

Во введении делается обзор добытых в сфере исследования установки данных, которые совместно с полученными нами результатами позволяют построить терапевтическую технику на принципиально новой основе, в которой будут учтены психологические закономерности установки. Во введении рассматриваются взгляды Узнадзе, Фергюссона, Розенберга, Крига, Балачи и др. о закономерностях действия установки.

Что касается экспериментального материала, то предметом нашего исследования являлись закономерности взаимовлияния оценок различных социальных позиций под действием установки. Как уже указывалось, довольно четко были установлены закономерности оценки позиций, удаленных от собственных позиций человека на различное расстояние. В целом было показано, что позиции, резко удаленные от социальной установки субъекта, контрастно кажутся еще более удаленными, тогда как близко находящиеся позиции ассимилятивно оцениваются еще ближе. Но иногда обнаруживалась и обратная закономерность. Так, в случае, когда от испытуемых требовалось действовать в соответствии с позицией, близкорасположенной к собственной установке, защищать эту позицию, выдвигая соответствующие аргументы в ее пользу, имела место контрастная оценка данной позиции (что выражалось в увеличении расстояния между собственной и рассматриваемой позициями). Точно также, когда испытуемые должны были защищать резко отличную от собственной позицию, искать поддерживающие ее аргументы, наблюдалась ассимилятивная оценка, т.е. уменьшение расстояния между собственной установкой и указанной позицией (Балиашвили М.С., Подлесная Л.И.). В нашу задачу не входило выявление закономерностей влияния расстояния между установкой и рассматриваемой позицией на оценку этой последней. Нас интересовало выяснение того, какое влияние оказывает оценка близко расположенной к собственной установке позиции на оценку более отдаленной позиции и, наоборот, как влияет оценка удаленной от собственной установки позиции на сравнительно близко расположенную. При постановке данного вопроса мы выдвинули следующую гипотезу: в силу общей природы установки следует предположить, что после оценки позиции, мало отличающейся от собственной, на фоне маленькой дистанции между ними отдаленная позиция покажется еще более далекой и неприемлемой, чем это было бы без такой предварительной оценки. С другой стороны, после оценки позиции, резко отличной от собственной, на фоне существующей между ними большой разницы, близкая к собственной установке позиция ассимилятивно - иллюзорно покажется еще ближе.

Для проверки данной гипотезы была использована шкала Турстона и специально созданная 21-ступенчатая шкала.

На втором этапе эксперимент, со своей стороны, разделился на две части. В нем участвовало 62 испытуемых. В первую очередь, необходимо было выяснить позицию каждого из них относительно церкви. Для этого им предлагался листок, на котором без всякой нумерации было написано подобранное нами 21 утверждение, выражающее ступени шкалы. Испытуемый знакомился с этими утверждениями и выбирал среди них то, которое выражало его отношение к церкви. После этого от него требовалось обосновать свою позицию, т.е. словесно объяснить, почему он так относится к церкви. После выяснения установки к церкви испытуемому предлагалось для оценки сперва утверждение с позицией, отстоящей от собственной установки испытуемого на +2 ступени, а затем утверждение с позицией, отличной на -4 ступени. А это означает, что если испытуемый выбирал утверждение, шкальная ценность которого составляла +1, то сперва ему предлагалось утверждение с позицией +3, которому он должен был отвести место на шкале между -5 и +5 ступенями, а затем от него требовалось таким же образом оценить положение с позицией -3. Во втором варианте опыт проводился в обратной последовательности: сперва испытуемым оценивалось положение с позицией, отличной от его собственной на 4 ступени, а затем утверждение с позицией, отстоящей на 2 ступени. Использование такого позиционного различия между утверждениями (2 и 4 ступени) было обусловлено тем, что позиция, отстоящая на 2 ступени, считается близкою, а отстоящая на 4 ступени - дальней.

Обработка результатов указанных опытов, проведенных в два варианта, дала следующую картину:

I.     При предъявлении испытуемым утверждений с позицией, отличной от его собственного на +2 ступени, наблюдается контрастная оценка - они отодвигаются в среднем на 0,30 ступени.

II.    Утверждения с позицией, отдаленной от собственной установки испытуемых на -4 ступени оцениваются ассимилятивно - придвигаются на 0,64 ступени.

III.  После рассмотрения утверждений с позицией, отличной от установки испытуемых на -4 ступени, утверждения с позицией, удаленной на -2 ступени, оцениваются ассимилятивно - придвигаются на 0,66 ступени.

IV.   После рассмотрения положений с позицией, отдаленной от установки испытуемых на +2 ступени, утверждения с позицией, отстоящей на -4 ступени оцениваются контрастно - отодвигаются на -0,05 ступени.

Однако, чтобы ответить на поставленные вопросы, изолированное привлечение указанных данных было недостаточно. Необходимо было сопоставить, с одной стороны, шкальные показатели II и IV, с другой, I и III рядов. Из такого сопоставления выяснилось, что после рассмотрения утверждений с позицией, отличной от установки испытуемых на 2 ступени, оценка положений и позицией, отдаленной на 4 ступени, носит гораздо более контрастный характер, чем оценка тех же утверждений, но без предварительного рассмотрения положений с двухступенчатым различием. А это означает, что после оценки мало отличающихся от собственной установки позиций резко возрастает контрастная переоценка значительно отличающихся позиций. Данное обстоятельство графически может быть отражена на шкале следующим образом:

Как следует из приведенных данных, после рассмотрения позиции, незначительно отстоящей от собственной, оценка сильно удаленной позиции становится резко отличной, контрастной: величина контраста составляет 0,69 ступени, χ2 = 2,26, р<0,05.

После оценки позиции, отличной от собственной на -4 ступени, позиция с двухступенчатым различием ассимилятивно воспринимается как более близкая. Графически это отражено на шкале следующим образом:

Нетрудно убедиться, что после рассмотрения резко отличного позиции незначительно удаленная позиция ассимилятивно кажется значительно более приближенной к собственной установке.

Чем может быть объяснено существование этой разницы, или иначе, эффект взаимного воздействия противоположных позиций. Ясно, что предъявленные в таком порядке позиции представляют друг для друга стимулятор соответствующего эффекта. Благодаря этому человек своей позицией устанавливает определенное отношение с предложенной позицией. В нашем случае, как выяснилось, одна позиция по своему содержанию находится вдвое ближе к собственной установке человека, чем другая. Поэтому благодаря действию позиционных сил человека близлежащие позиции еще более приближаются к собственной установке испытуемого, тогда как ощутимое отличие удаленной позиции стало еще значительней из-за предварительной оценки более близкой позиции. Интересно отметить, что точно такая же картина имела место при оценке позиций в обратной последовательности.

Предпринятая нами попытка шкального измерения социальной установки в какой-то степени аналогична классическому методу исследования установки Д. Узнадзе.

В эксперименте Д.Н. Узнадзе роль большого шара заключалась в том, что после взаимодействия с ним человек оценивал меньший по объему шар контрастно - как еще более маленький. Также и в нашем случае. Испытуемый после рассмотрения удаленной от собственной установки позиции иллюзорно оценивает более близкую позицию и наоборот. Как видим, результаты обоих экспериментов аналогичны, что указывает на существование сходных закономерностей.

Обнаруженная в наших опытах закономерность и те общие закономерности, на которых строится теория установки Д. Узнадзе, позволяют говорить о базирующейся на установочных закономерностях терапевтической модели, представляющей собой принципиально новый подход, где межличностные отношения развиваются с учетом установки личности. Указанный момент служит краеугольным камнем такого подхода.

В третьей главе работы внимание заостряется на использовании установочных эффектов контраст - ассимиляции в терапевтической практике, на закономерностях фиксации и затухании установки.

С позиций психологии установки критикуются и осмысливаются некоторые положения рациональной и психоаналитической терапии. В последней части работы в свете теории установки анализируется психотерапевтическая концепция К. Роджерса.

Проведенное нами экспериментальное исследование позволяет сделать следующие выводы:

I.     Используемые в психотерапии методы касаются разных сторон личности и вызывают в ней определенные изменения. Поэтому они не могут с одинаковым успехом использоваться для преодоления любых личностных проблем.

II.    При использовании метода рациональной терапии, где снятие личностных проблем испытуемого происходит путем логических суждений и рационального обсуждения, происходит упрочение, обобщение и логическое оформление прежних взглядов или только что принятых воззрений.

III.  При воздействии на личность по роджерсовскому психотерапевтическому методу наблюдается и более глубокое проникновение человека в свой психический мир. Человек в это время переходит от логического разбора своих переживаний к постижению их глубинных значений. Он ищет основу, мотивы своих взглядов, их скрытый смысл и подоплеку, что ему ранее не было хорошо известно.

IV.   Эффект, полученный в условиях воздействия по рациональному методу, - фиксация взглядов и позиций личности - оказался в тесной связи с оценочным отношением руководителя опыта к испытуемому. В случае замены оценочного отношения руководителя опыта безоценочным, резко падает эффект фиксации - упрочения взглядов испытуемого.

V.    Если в условиях экспериментально имитированной терапии эмпатическое отношение руководителя опыта к испытуемому заменяется неэмпатическим отношением, углубление личности в свой внутренний мир пресекается, а это означает, что в процессе психотерапии проникновение человека в свои личностные глубины существенно связано с эмпатическим отношением психокорректора к клиенту.

VI.  Эмпатическое отношение другой личности помогает человеку в постижении и выяснении своих установок, неосознаваемых позиций, тогда как существование противоположных позиций, борьба против них или активность по их защите приводит к фиксации, упрочению принятой позиции.

VII. Поскольку психотерапевтическая работа тесно связана с вопросами изменения и фиксации позиции пациента необходимо знание закономерностей влияния расстояния между позициями терапевта и клиента. Изучение вопросов взаимовлияния установки человека и позиций, удаленных от нее на различное расстояние показало, что расстояние, существующее между установкой испытуемого и воздействующей позицией оказывает влияние на ее оценку. Однако с особенной силой влияют друг на друга две позиции, удаленные от собственной установки испытуемого на разное расстояние. Характер этого взаимовлияния существенно зависит от соотношения указанных позиций с установкой испытуемого.

VIII.     После рассмотрения позиции, близко отстоящей от установки испытуемого, значительно удаленная позиция оценивается контрастно как еще более отличная.

IX.  После рассмотрения позиции, резко отличной от собственной установки испытуемого, малоотличающаяся позиция оценивается ассимилятивно как еще более близкая. Учет указанных закономерностей необходим при построении психотерапевтического подхода.

X.   Различные эффекты, вызываемые разными психотерапевтическими подходами, могут быть поняты и объяснены в контексте понятия установки. Это свидетельствует о возможности построения целостного комплексного психотерапевтического метода на основе теории установки.

Работы, опубликованные по теме диссертации:

1.    Психологические закономерности взаимовлияния позиций в различной мере отдаленных от установки субъекта. - Вестник АН ГССР, 1986, 2.

2.    Психотерапевтические методы и реорганизация различных аспектов личности. - Вестник АН ГССР, 1990, 1.

3.    Об эволюции метода центрированной на клиенте терапии. - Вестник АН ГССР, 1990, 1.



Сайт для практических психологов Practic.ChildPsy.ru Подписка на журналы по психологии на PsyJournals.ru

Сайт для практических психологов

Практический психолог – www.practic.childpsy.ru

Сайт предназначен для практических психологов, работающих в системе образования Москвы и посвящен основным направлениям деятельности практического психолога.

Портал психологических изданий - PsyJournals.ru

Открыта подписка на электронные версии журналов по психологии:

Полный каталог журналов и сборников конференций по психологии (26)

Обработка квартир от насекомых

Эффективные и доступные отпугиватели насекомых. Можно купить у нас

grizun-off.ru


Библиотека Диссертации Мероприятия Образование Новости
 
RSS-лентыEmail-подписка
 

© 2005–2013 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-38247
© 1997–2013 Московский Городской Психолого-Педагогический Университет
© 1997–2013 Факультет Психология образования
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Инновационный проект МГППУ - iop.mgppu.ru